Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

Глава двадцать четвертая.

 

Сергей.

 

Сергей несколько раз перевернулся с боку на бок и, не в силах больше уснуть, открыл глаза. Наверху, около карниза, через плотно задернутые шторы уже пробивались первые лучи восходящего солнца. Он вытянул руку, нащупал на прикроватной тумбочке сотовый телефон и посмотрел на время. Было без двадцати минут шесть. Он мог спокойно спать еще около трех часов, потом позавтракать и отправиться вместе со своей спутницей на пляж. Пожалуй, в любой другой день он бы так и сделал, но, точно, не сегодня.

Понимая, что шансов досмотреть неожиданно прерванный на середине сладкий сон нет, он тихонько, чтобы не разбудить спящую рядом красавицу, выбрался из-под одеяла, натянул на себя плавки, накинул футболку и шорты и, прихватив с собой небольшую прогулочную сумку, на цыпочках выскользнул в коридор. Спустившись по лестнице в холл, он проследовал к выходу во внутренний дворик отеля, где располагался бассейн, стараясь двигаться как можно бесшумнее. Внезапно он осознал, что ему не нужно сохранять тишину. Ведь Ольга, оставшаяся в номере, уже никак не проснется от его тяжелой поступи. Он улыбнулся, снова поймав себя на мысли о том, что вчерашний сорви голова, пожалуй, был не способен в принципе на такую заботу.

Сергей вышел к бассейну, скинул с себя одежду и, вопреки табличке, трусливо  запрещающей не нырять и не купаться в ночное время, с разбега прыгнул в прохладную воду. Вдоволь наплававшись, он встал под еще более холодный душ. Ледяные струи воды не только приводили в тонус его атлетически сложенное, натренированное тело, но и пробуждали сознание. Сознание того, что этот день будет, наверно, одним из самых главных в его жизни. А вместе с этим в его душу медленно, но верно закрадывалось противное, нарастающее чувство страха. Того животного, непреодолимого, инстинктивного, как перед прыжком в бездну, страха, который Сергей, будучи решительным и порой даже отчаянным человеком, никак не хотел принимать, с которым он боролся всю свою сознательную жизнь, считая это малодушием, недостойным настоящего мужчины.

Закончив водные процедуры, он уселся на пластиковый лежак и достал из сумочки пачку сигарет. Дрожащими не то от холода, не то от волнения пальцами Сергей размял табак, наблюдая, как серо-зеленые травинки одна за другой падают на землю ему под ноги, и нервно закурил.

Он пытался порвать с этой губительной привычкой десятки раз, понимая, что это, пожалуй, его единственная слабость. Но после перерывов, длящихся  от двух дней до полугода, все же начинал курить снова, находя для себя на подсознательном уровне все новые и новые оправдания. Он действительно сбился со счета своих неудавшихся попыток, но, к сожалению, ничего не мог с собой поделать. Много раз он мечтал о том, что если бы можно было вернуться в прошлое и изменить что-то в своей жизни, то он бы наотрез отказался от той первой сигареты, выкурив которую, казался себе таким взрослым и мужественным и после которой началась эта беспрерывная война с самим собой. Но он прекрасно понимал, что от содеянного нельзя скрыться так же, как не удастся избежать сегодня решающего разговора с любимой девушкой.

Сделав несколько частых и глубоких затяжек, Сергей почувствовал легкое головокружение и признаки тошноты. Так было всегда, когда он курил натощак. И в любой другой момент он бы снова начал упрекать себя за эту слабость, но только не сегодня. Докурив и затушив сигарету о траву, он, никогда ничего ни у кого не просивший, помолился, мысленно обращаясь к Богу за помощью.

Единственный из своих друзей, до конца не верующий в существование  высших сил, он все же попросил у Создателя быть благосклонным к его судьбе, сознавая, что в этот момент жизни хотелось надеяться на чудо.

Не в силах больше сдерживать свое волнение, Сергей, чтобы хоть как-то отвлечься, вышел на набережную и  неторопливо зашагал вдоль моря. Было начало седьмого. Но, несмотря на ранний час, за пределами отеля было довольно оживленно. Казалось, что этот небольшой курортный городок Ллорет де Мар на испанском побережье Коста Брава не спал никогда. Ведь на смену праздно шатающейся после закрытия ночных клубов молодежи на утреннюю пробежку выходили сторонники здорового образа жизни. Все они были в основной своей массе европейцами за тридцать и держались обычно парочками, неторопливой трусцой двигаясь вдоль пляжа.

За ними было приятно наблюдать. Почти все они были в хорошей спортивной форме, а на их лицах читались спокойствие и уверенность в завтрашнем дне. Трудно было даже представить, что эти чинные, законопослушные граждане еще пять-десять лет назад были молодыми безбашенными подростками, таскающими под мышками резиновых кукол из секс-шопов. А теперь они завтракали в ресторанах отелей или просто в набережных кафе самыми первыми, заказывая апельсиновый сок, кашу, тосты и омлет, а потом спешили на пляж, чтобы успеть насладиться морем и солнцем, пока не наступят опасные для организма часы полуденной жары.

Вообще, образ жизни этих бегущих на рассвете вдоль Средиземного моря людей надолго останется в памяти Сергея как идеальная модель существования среднего класса, столь же прекрасная, сколь и далекая от реалий нашей необъятной Родины. 

Прогулявшись до конца набережной, Сергей вернулся назад, сел в припаркованный рядом с отелем взятый напрокат автомобиль и выехал на трассу, ведущую в Барселону, желая сменить обстановку и умчаться прочь от нарастающей утренней суеты.

Шоссе было практически свободно. Лишь изредка мимо него проносились легковые автомобили и автобусы, развозящие туристов по отелям или в аэропорт. Вопреки строгому предупреждению не курить в арендованной машине, Сергей вновь достал из пачки сигарету и, слегка приоткрыв окошко, откинулся на подголовник, жадно затягиваясь едким дымом. Он держал путь на дикие пляжи, облюбованные нудистами, чтобы там, в утренней тишине, нарушаемой лишь шумом моря, обдумать предстоящий разговор и его последствия и морально подготовиться к худшему варианту.

Припарковав машину на побережье, он скинул с ног вьетнамки и направился к морю, наслаждаясь тем, как мелкая окатанная галька массирует его ступни. Оказавшись совсем близко от воды, Сергей уселся на землю и, согнув колени и обхватив их руками, попытался сосредоточиться. Но все его чувства и мысли смешались в какой-то стремительный ураган, сметающий все на своем пути. Сердце колотилось так сильно, будто он специально ускорил его ритм запрещенными препаратами. А мозг напрочь отказывался принимать ответственные решения.

Абсолютно разбитый и подавленный этим внутренним волнением, он, чтобы хоть как-то успокоиться, курил сигареты одну за одной. Стоит ли говорить, что это не только не помогало, но и, наоборот, еще более усугубляло ситуацию. В конце концов, загнанный в угол собственными страхами, он бросился в воду и начал отчаянно грести прочь от берега, пытаясь резкими, судорожными взмахами вымотать тело и на время отключить свой мозг.

Но когда, обессиленный, он вернулся на берег и упал навзничь на теплую гальку, в тот же момент тревожные мысли вновь внедрились в его голову. «Ну, все! Хватит! Будь, что будет!» - зло воскликнул Сергей, раздраженный собственным бессилием. Он вскочил на ноги и взмахнул кулаком, будто отгоняя невидимого противника, а затем резко зашагал в сторону машины.

Вернувшись домой в десятом часу, Сергей застал Ольгу все еще спящей мирным сном. Он присел рядом с ней на корточки, любуясь ее прекрасными чертами, и нежно провел ладонью по шелковистым волосам. Девушка открыла глаза, сонно улыбнулась и крепко обняла его, прошептав «доброе утро». И Сергей был готов отдать все, чтобы этот рай на земле никогда не заканчивался.

Сегодня был последний день их сказочного двухнедельного отпуска, и они, не желая привычно провести его на пляже, поехали в полюбившуюся им Барселону. Припарковав машину недалеко от площади Каталонии, Сергей и Ольга отправились гулять по Готическому кварталу, вновь и вновь восхищаясь совершенством средневековой архитектуры самой старой части города.  Со стороны они выглядели безумно счастливыми. Сергей нежно обнимал Ольгу за талию, а она, купаясь в океане его любви и  внимания, сияла от удовольствия.

Потом они бродили по набережной, фотографируясь практически везде, где только можно:  около необычной статуи со странным названием «Лицо Барселоны», рядом со скульптурами безруких русалок и, конечно, на фоне великолепного памятника Христофору Колумбу, после чего повернули на самую любимую улицу – бульвар Ла Рамбла. Изысканная архитектура, живые статуи, сказочные персонажи, улыбчивые доброжелательные люди - все это создавало поистине волшебную атмосферу, заставляющую поверить в чудо даже самого скептически настроенного человека.

Посмотрев на свою счастливую девушку, Сергей решил, что более благоприятного момента для объяснения с Олей не будет, потому что сейчас их романтическое путешествие подошло к кульминационному моменту, после которого неминуемо должна наступить развязка этой истории. Выбрав для отдыха небольшое кафе на площади Каталонии, Сергей заказал кофе и пирожные и, сделав глубокий вдох, начал решающий разговор.

- Любимая, - его голос слегка дрожал, - сегодня последний день нашего сказочного отдыха. Скажи, тебе понравилось?

- Конечно, Сереженька, - она мило улыбнулась. - Эти две недели с тобой я запомню на всю жизнь. Ты знаешь, я получила просто незабываемые впечатления. Коррида, фламенко, монастырь на горе Монсерат – все эти поездки были буквально пропитаны неповторимым испанским шармом. А в парке Порт Авентура я просто ощущала себя маленькой девочкой! - она говорила буквально взахлеб. - А наша поездка во Францию! Ах, Франция, Франция!.. И это все благодаря тебе, милый.  Я давно не чувствовала себя такой счастливой и любимой. Спасибо тебе за то, что ты есть у меня.

- Не благодари меня, пожалуйста, - возразил он, - потому что я делаю все это искренне, от чистого сердца, и по-другому просто не могу. И я бы отдал все, что у меня есть, лишь бы ты всегда была рядом. Понимаешь?

Он посмотрел на нее взглядом, полным надежды услышать в ответ хотя бы что-нибудь подобное. Но она молчала, опустив глаза вниз. Осознав, что пауза затянулась, он продолжил:

- Даже мысль о том, что, прилетев в Москву, мы будем вынуждены расстаться, кажется мне мучительной, - Сергей перевел дух, набираясь смелости. - А когда я представляю, что ты снова вернешься к нему… Прости, что я снова возвращаюсь к этой теме, но я больше так не могу.

Ольга подняла на него большие красивые глаза, не произнося ни слова.

- Милая, я не хочу на тебя давить, но мне кажется, что сейчас тот самый момент, когда необходимо сделать решающий шаг. И, как бы мне ни было больно, я смогу принять любую правду. Просто ответь мне.

- Сергей, прошу тебя: не начинай, - взмолилась она, - только не сегодня! Не порти этот дивный миг нашего счастья! Мы ведь уже много раз обсуждали с тобой эту тему. И я говорила тебе, что не готова порвать с ним прямо сейчас.

Наверно, Ольга специально избегала имени своего мужчины, чтобы, говоря о нем в третьем лице, представлять проблему менее серьезной, но Сергей был неумолим.

- Пойми, родная, я сделаю для тебя все, что в моих силах, и даже больше, но позволить тебе и дальше быть рядом с ним я не могу. Прости, это выше моих сил.

Сергей произнес это настолько категорично, что даже сам испугался сказанного, понимая, что пути назад уже нет. Сейчас он был абсолютно уверен в необходимости этого разговора и искренне верил, что его девушка примет наконец верное, пусть даже и тяжелое для нее решение.

Неожиданно Ольга заплакала, не в силах выдержать настойчивого напора Сергея. Было видно, что она искренна в своих чувствах, но все же что-то упорно держало ее в тех отношениях. Что-то такое, в чем она никак не хотела или боялась признаваться. Сергею было мучительно наблюдать за ее душевными терзаниями, и, понимая, как это трудно, он попытался помочь ей сделать выбор.

- Олечка, прошу тебя: перестань плакать. Я готов помочь тебе. Я рядом. Только объясни мне  наконец, что тебя держит с ним. Ведь мы любим друг друга и можем быть безгранично счастливы вместе. Я помню твои слова о том, что чувство вины не дает тебе признаться в изменах, что ты кажешься себя предательницей и все в этом роде. Но пойми: чем дальше мы откладываем наш разговор, тем сильнее запутываемся в этом клубке лжи. А измены, даже если он и не знает о них, все равно остаются изменами. И сбежать от этих мыслей не получится. Я представляю, как стыдно и больно тебе будет, но этот узел невозможно развязать - его можно только разрубить! Ведь с каждым новым мгновением нашего счастья он становится все крепче и крепче. Поэтому мне необходимо знать все. Лишь тогда я смогу по-настоящему помочь тебе.

Ольга перестала плакать. Дрожащими пальцами она достала из пачки тонкую сигарету и закурила. Он терпеливо ждал.

- Сергей, ты же знаешь, что моя мать больна и нуждается в постоянном лечении, а на это нужны деньги. Большие деньги. Ты даже не представляешь, как тяжело просыпаться каждый день и видеть ее измученное высохшее от недуга лицо.

- Конечно, милая, я прекрасно понимаю это, - Сергей взял ее руку в свои ладони. - Я готов помогать вам, готов разделить ваши страдания. Ведь мы с тобой зарабатываем не так мало. А если этого не будет хватать, я устроюсь на вторую работу и сделаю все, чтобы достать деньги.

- А как ты себе представляешь нашу жизнь? – неожиданно Ольга заговорила раздраженно и даже зло. - Существовать от зарплаты до зарплаты, считая каждую копейку в надежде сэкономить хоть что-то для подобия достойной жизни? А где мы будем жить? В моей крохотной квартирке вместе с мамой или у твоих родственников? Пойми, наши чувства прекрасны сейчас. А ты не боишься, что, когда мы столкнемся с этой нескончаемой вереницей бытовых и материальных проблем, любовь просто исчезнет? Она испарится, вытесненная усталостью, недомолвками и постоянной нехваткой денег.

- Нет, меня это не страшит, - не раздумывая, спокойно ответил Сергей.

- А я очень боюсь этого! Когда я была маленькой, наша семья жила очень скромно, чтобы не сказать бедно. Знаешь, чтобы получить желанную куклу, я вынуждена была ждать целый год до своего дня рождения. И даже тогда я не могла быть до конца уверена, что мне ее подарят. А когда умер отец, то мы вообще опустились на самое дно. Каждый день я смотрелась в зеркало и ощущала себя красавицей из трущоб. И однажды утром я поклялась, что сделаю все, чтобы никогда не жить так, как мои родители. Я училась дни и ночи напролет в надежде получить заветное образование и наконец, устроившись на высокооплачиваемую работу, раз и навсегда разорвать этот замкнутый круг. И вот, закончив университет с красным дипломом, я вышла в мир с уверенностью, что теперь точно все будет прекрасно. Но получила взамен только должность, которую занимаю и по сей день. И как бы я ни старалась проявить себя, сколько бы вечеров и выходных ни проводила в офисе, доказывая свою состоятельность, все было тщетно! Я чувствовала себя как рыба, бьющаяся об лед. Потому что существующую систему не сломить, можно  только разбить голову о ее толстые стены. Ведь все значимые места расписаны на много лет вперед, а занимать их будут блатные родственники и друзья нынешнего руководства. Поэтому я быстро поняла, что мои шансы на блестящую карьеру равно нулю. А затем появился Артем. Богатый, успешный, он влюбился в меня с первой минуты. Его ухаживания были подобны красивым историям из романтических фильмов. Огромные букеты цветов, шикарные подарки, дорогие рестораны, трепетные свидания - все это было настолько ошеломляюще, что я решила: а почему бы и нет? Конечно, я не испытываю к нему таких чувств, как к тебе, но он дает мне все, о чем я так мечтала.

- Остановись, Оля! - выкрикнул Сергей. – То, что ты говоришь сейчас, просто непостижимо. Он же фактически купил тебя. Приобрел, как дорогой аксессуар в свою коллекцию. Неужели ты не понимаешь этого?

- Конечно, понимаю, - усмехнулась она. – Но, пока я не встретила тебя, эта жизнь вполне меня устраивала. Артем действительно любит меня. Он помогает моей матери, оплачивая ее лечение. В конце концов, он надежный, и мне было хорошо.

- Пусть так! Но ведь сейчас в твоей жизни есть я! Мы любим друг друга, - Сергей был просто в отчаянии. - Неужели это ничего не значит? Неужели все эти материальные блага дороже чувств? Помнишь, как говорится в брачной клятве двух любящих сердец: «в болезни и здравии, в богатстве и бедности, в горе и радости». Это не пустые слова, Оля! В них огромный смысл. Невозможно купить чувства за деньги!

- Быть может, ты и прав, Сережа. Но это мой выбор. Почему я не могу быть богатой и успешной и в то же время любить? Пойми, раньше я благополучно существовала, а теперь живу! И я не хочу назад! - сейчас в ее голосе звучали стальные, доселе незнакомые Сергею ноты. - И если уж быть до конца откровенной, то я предпочту не любить никогда, но жить в достатке, чем быть бедной, но счастливой. Такова сегодняшняя реальность этого мира. И либо ты принимаешь ее, либо остаешься за бортом.

Она говорила что-то еще, но Сергей уже не слушал ее. Он был потрясен и никак не мог поверить, что его любимая девушка оказалась такой расчетливой и циничной.

- Достаточно! - резко выкрикнул он. Это было настолько неожиданно, что люди, сидящие за соседними столиками, обернулись к ним. - Хватит, замолчи! Я все понял, - он достал сигарету и, закурив, продолжил уже спокойным голосом. - Ты говоришь, что те, кто не принимают правила игры, остаются за бортом. Может, и так. Но я никогда не буду играть по этим правилам. Лучше утонуть, захлебнуться, чем уподобиться таким, как ты. Для меня сегодня день открытий! Я действительно не узнаю тебя. Сейчас передо мной жалкое подобие той девушки, которую я любил. Да-да, именно любил, потому что тебя настоящую любить невозможно. Мне омерзительно каждое твое слово, прозвучавшее сейчас. Наверно, ты права, и в наше время деньги правят миром. Но только не моим! И еще одно: забота о матери – это только прикрытие твоих алчных мотивов. На самом деле ты печешься лишь о своих благах. А прикрывать свои грязные помыслы трогательной заботой о близком человеке – низко.

Он встал из-за стола. Достал из кармана ключи от автомобиля и положил их на стол перед Ольгой.

- Возьми, - сказал он. - Хорошо, что, когда мы брали машину, я забыл документы и она зарегистрирована на твое имя. Вот ты и сдашь ее в отеле. А мне больше нет нужды находиться рядом с тобой.

Он развернулся и зашагал прочь, а Ольга, схватив ключи от автомобиля, побежала за ним.

- Сережа, ну постой! Куда ты сорвался? Я не хотела так резко… Прости, я ведь люблю тебя, - пыталась она остановить его.

- Неужели? - усмехнулся он. - Из всего сказанного я понял, что ты любишь только деньги и сладкую жизнь. А я был лишь приятным бонусом ко всему этому.

- Ну, куда ты идешь? - не унималась она. – Постой!

Сергей остановился на мгновение, испытующе посмотрел на нее, но больше не увидел перед собой тот идеал, которым был заворожен без памяти.

- Я иду, - вновь усмехнувшись, сказал он, - подальше отсюда. Подальше от тебя и от своей прошлой жизни. Сейчас я направляюсь в аэропорт и сяду на первый попавшийся стыковочный рейс, только бы побыстрее умчаться прочь. Слава богу, что документы и карточка у меня с собой. Так что прощай.

- А как же твои вещи?.. - растеряно спросила она.

- Ты снова о материальном, - нервно засмеялся он. - Неужели ты думаешь, что какие-то тряпки – это то, что беспокоит меня сейчас? Оставь их в отеле или выкинь  – мне плевать. Ах, как же это все мелко. Мне действительно искренне жаль тебя! И еще одно, - Сергей на секунду остановился, - будь любезна, сделай мне последнее одолжение: не задерживай меня и никогда не ищи встреч со мной. Пожалуй, на этом все.

Он зашагал прочь, сел в такси и попросил водителя доставить его в аэропорт. В то же мгновение желто-черная машина тронулась с места, а Ольга, будто окаменевшая, растерянно смотрела ему вслед. Пожалуй, это очень точное определение, потому что девушка с каменным сердцем – это, скорее, красивая  статуя.

Отъехав метров двести, Сергей развернулся и посмотрел в заднее окно автомобиля. Но Ольги уже не было видно. То ли она вернулась в кафе, то ли толпа прохожих скрыла ее из вида. Это было уже неважно. Она ушла из его жизни так же внезапно, как и появилась, оставив о себе на память только огромную черную бездну в душе и мучительно  ноющую, но в то же  время крепко отрезвляющую боль. 

 

Читать далее