Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

Глава двадцать пятая.

 

Игорь.

 

Жизнь Игоря за последние несколько месяцев перевернулась с ног на голову. Конечно, нельзя сказать, что и до этого его существование напоминало штиль на побережье Мальдивских островов, скорее, оно было похоже на августовские штормовые предупреждения на берегах Шри-Ланки. Но то, что происходило в его жизни сейчас, переросло в настоящий смерч, в бешеное турбулентное вращение лиц людей, городов и постоянных переговоров.

 Все началось с того злополучного увольнения и последовавшего за ним известия о проблемах отца. Теперь каждый день Игоря начинался с десятков телефонных звонков и переписки с различными риэлторами. Два перелета в день стали для него нормой. Но только теперь комфортный и привычный для него бизнес-класс с его мягкими, удобными сиденьями, учтивыми стюардессами и вкусной ресторанной едой канул в лету, став недоступной роскошью. А на смену ему пришли самые дешевые авиаперевозчики, билеты на которые он собственноручно должен был выискивать в Интернете. Он даже представить себе не мог, как трудно заниматься одновременно и продажей недвижимости сразу в нескольких местах земного шара, и организацией выставки, и оформлением различного рода бумаг.

Его стабильное материальное положение находилось под большой угрозой. И надеяться было не на кого, потому что отец, занятый спасением главного дела своей жизни, вырывая его из цепких лап кредиторов, физически не мог разорваться, чтобы помочь сыну.

Игорь постоянно находился под прессом свалившихся на него трудностей.  В то же  время он ощущал огромную ответственность за свою семью, и это тяжким грузом ложилось на его плечи. Прилетая в Тюмень для составления нотариальных доверенностей и обсуждения с отцом дальнейшего плана действий, он уже не видел той счастливой и беззаботной жизни в родительском доме, что была совсем недавно. Ему было больно смотреть на бледное, осунувшееся от переживаний лицо матери, на озабоченного и измученного отца, который курил в два раза больше обычного и практически все время молчал. Буквально все в их прежде уютной и такой душевной домашней атмосфере было теперь пропитано жутким напряжением и накалено до предела. Порой Игорю казалось, будто они сидят на пороховой бочке, которая рано или поздно взорвется от очередной вспышки раздражения, тревоги или отчаяния. И этот взрыв мог принести непоправимые последствия, разрушив в один миг все: семью, карьеру, благосостояние, мечты и надежды, амбиции и планы. Игорь понимал, что в сложившейся ситуации он является неким громоотводом, и изо всех сил пытался перетянуть на себя хоть часть той негативной энергии, которая ощущалась в доме. Он был нежен с матерью и внимателен к отцу, как никогда ранее, отдавая им все свои силы и эмоции. Когда же он вновь садился в самолет, уносящий его прочь из родного города, то чувствовал себя выжатым буквально до капли. Впервые за свою жизнь он начал пить успокоительные и снотворные препараты, потому что, как и родители, балансировал на грани нервного срыва из-за переживаний и постоянных недосыпов

  Усугубляло ситуацию и то, что в его собственной семье вдруг все резко изменилось и вышло из-под контроля. Игорь буквально не узнавал свою жену. Любящую, понимающую и во всем его поддерживающую Лизу как будто подменили. Их короткие свидания превратились в настоящее мучение. Практически каждая разговор с женой заканчивался упреками Лизы в том, что пора бы уже задуматься о детях, что ей хочется стабильности и покоя, что Игорю необходимо больше времени проводить дома, заботясь о благополучии своей собственной семьи, что он должен серьезно заняться поисками работы, а не посвящать себя непонятно чему. Под «непонятно чем», разумеется, подразумевались его постоянные разъезды. В общем, она просила, а точнее, даже требовала того, что Игорь никак не мог дать ей сейчас.

Много раз он пытался объяснить жене, что их семья переживает трудные времена и его долг, как любящего сына, сделать все, что в его силах, и даже больше, лишь бы хоть чем-нибудь помочь родителям. Но Лиза не слышала и не понимала Игоря, вернее будет сказать, она даже не пыталась это сделать. Она словно выстроила непробиваемую броню непонимания, которую, как ни старался Игорь, невозможно было разрушить. И находясь за ее крепким панцирем, Лиза методично, капля за каплей давила на мозг бедного парня, окончательно лишая его и без того хрупкого душевного равновесия.

Но Игорь, любящий Лизу сильнее всего на этом свете, черпал из глубин своего организма все новые и новые силы, лишь бы не сорваться на жене, не перейти на крик и не наговорить ей того, о чем потом будет жалеть. Он прекрасно понимал, что долг любого настоящего мужчины - не терять голову даже в самые критические моменты жизни и не впадать в панику или уныние, как бы тяжело ни было.

Сидя в самолете, медленно выруливающем на взлетную полосу, Игорь безучастно смотрел в иллюминатор. Практически вся недвижимость отца уже ушла с молотка за очень низкую относительно фактической рыночной стоимости цену. Единственным, что осталось сейчас, кроме той квартиры, в которой жили родители, были московские апартаменты на Новых Черемушках, оценивающиеся в сумму около миллиона долларов. Несколько дней назад Игорь сообщил жене о решении, принятом отцом, выставить квартиру на продажу. Лиза была просто ошарашена. И ее можно было понять. Радужный мир, в котором она существовала с самого первого дня в Москве, сейчас рушился на глазах по не зависящим от нее обстоятельствам, и она абсолютно ничего не могла с этим поделать. Конечно, безропотно смириться с потерей комфортного места обитания Лиза не могла и поначалу попыталась надавить на мужа. Она умоляла, чтобы Игорь уговорил отца отказаться от этого губительного для них решения. Ведь при таких раскладах они фактически оказывались на улице и должны были заниматься поиском недорогого съемного жилья, потому что не имели достаточных средств для покупки собственной квартиры. Но Игорь был непреклонен. Он прекрасно понимал, что не имеет права ради собственного спокойствия и благополучия требовать от отца подобного рода жертв. В общем, тот злосчастный разговор закончился сильной ссорой. Лиза бросила трубку, осознавая собственное бессилие, а Игорь, измученный донельзя, не стал перезванивать ей, надеясь, что она успокоится и сама все поймет.

 Он жутко вымотался за эту поездку, но, к счастью, смог вырваться из Тюмени на день раньше запланированного срока. Игорь ничего не сказал об этом жене, желая сделать ей сюрприз, и, пользуясь случаем, хотел наладить их взаимоотношения. Прилетев в Москву, он первым делом купил недорогой, но со вкусом оформленный букет цветов, бутылку шампанского, фрукты и несколько сортов хорошего французского сыра в надежде устроить тихий и романтичный ужин.

Приехав домой, Игорь имел в запасе пару часов до возвращения с работы Лизы.  От усталости он буквально валился с ног, но все же, пересилив себя, приготовил все для запланированного сюрприза. Поставил букет в вазу, накрыл стол, расставил свечи и охладил шампанское. Теперь, когда все готово, пожалуй, можно немного передохнуть.

Скинув с себя одежду, он встал под теплый душ. Ах, какое это было блаженство! Мощные струи приятно массировали тело, снимая накопившуюся за день усталость. Казалось, что он может вечно стоять, наслаждаясь приятным шумом воды, согревающей и одновременно расслабляющей его организм. Закончив с водными процедурами, Игорь завернулся в толстый махровый халат и, зайдя в спальню, навзничь упал на кровать, закрыв глаза.

Очнувшись и посмотрев на часы, он буквально подпрыгнул, сообразив, что проспал. Лиза должна была прийти с работы примерно полчаса назад, и если она уже дома, то его свидание, рассчитанное на  сюрприз, безнадежно испорчено. С ужасом Игорь выбежал в гостиную, но жены, к счастью, еще не было дома. «Странно», - с удивлением и в то же время облегчением отметил он. Рука невольно потянулась к телефону, чтобы позвонить любимой, но, вспомнив о сюрпризе, он остановился. «Так уж и быть, - улыбнулся Игорь, - на то она и женщина, чтобы ее приходилось ждать».

Он переоделся, притушил свет, дабы его присутствие в квартире не бросалось в глаза с улицы, налил себе виски в тяжеленный стакан из резного хрусталя и рухнул в кожаное кресло, привычно вернувшись к своим раздумьям. Он сидел неподвижно, машинально скользя взглядом по изящным диковинным вещицам, создающим вкупе с изысканным ремонтом неизгладимое впечатление красоты, стиля и комфорта, и внезапно осознал, что абсолютно не жалеет о продаже этой квартиры. Вернее будет сказать, не боится потерять весь этот роскошный быт. Конечно, на первых порах им с Лизой будет непривычно в небольшом съемном жилье, но они справятся. Ведь это, в конце концов, не самое главное.

Игорь свято верил в то, что за черной полосой неминуемо следует белая. А значит, все, что нужно, – это не отчаиваться и двигаться дальше. При любых раскладах он чувствовал себя счастливым. Счастливым хотя бы потому, что рядом с ним есть близкий и любимый человек, которого он так долго искал, ошибаясь снова и снова. Но, как и сейчас, он не опустил руки и достиг желаемого, обретя Лизу. Вспомнив о ней, Игорь невольно улыбнулся. «Вот ради чего стоит  жить», - произнес он вслух.

Надо сказать, деньги и раньше не играли для Игоря серьезной роли.  Может, из-за его романтичности и некой отрешенности от мирских проблем или потому, что он никогда ни в чем не нуждался. Но, будучи сыном успешного бизнесмена, он никогда не пользовался своим положением. Игорь не пытался вытянуть из отца деньги, не имел элитных часов или других статусных вещей и даже отказался от подаренной машины, предпочитая пользоваться общественным транспортом. Его образ жизни до появления в ней Лизы был достаточно аскетичным.  И лишь только после женитьбы Игорь, потакая  супруге, стал постепенно обрастать той роскошной внешней оболочкой, которую так желала видеть его половинка.

Но и теперь это был, скорее, компромисс, чем фундаментальное изменение жизненной позиции. Лучше всего его отношение к материальным ценностям можно было бы определить фразой, которую он любил повторять при каждом удобном случае: «Любой мужчина, - говорил он, - имеет право надеяться перевернуться на Феррари в Каннах, оставить разбитую машину прямо на набережной и удалиться под изумленными взглядами толпы, унося с собой только приятные воспоминания». Пожалуй, это убеждение и являлось для него неким руководством к действию.

Погруженный в свои мысли, Игорь не заметил, как пролетел еще один час. Посмотрев на время, он невольно ощутил тревогу. Это было очень странно: Лиза никогда раньше не задерживалась после работы. Конечно, она могла пойти куда-нибудь с подругами, но обычно она всегда забегала домой перед намечающимися вечеринками, чтобы переодеться и привести себя в порядок. И ее сегодняшнее отсутствие казалось Игорю непонятным. Тем не менее он заставил себя подождать еще полчаса, а потом уже принимать какие-либо решения.

Чтобы хоть как-то скоротать время, Игорь занялся просмотром почты. Теперь эта процедура стала для него столь же естественной, как чистка зубов. Но вспомнив, что его ноутбук разрядился еще в самолете, и не желая возиться с проводами, он взял белый Apple жены, небрежно брошенный на диване. Зайдя на сайт, он увидел, что Лиза не вышла из своего ящика. Это абсолютно не удивило его. Их отношения с самого первого дня строились на взаимном доверии. Они никогда не занимались семейным шпионажем и не пытались переходить дозволенную черту, влезая в личное пространство друг друга и разрушая тем самым романтичную атмосферу, которую они, несмотря ни на что, сохранили в своих отношениях. Тем не менее Игорь все же взглянул на переписку Лизы в надежде узнать о планах супруги на сегодняшний вечер.

Загрузив принятые сообщения, он невольно вздрогнул. Весь доступный для просмотра список был полностью забит письмами от незнакомого ему мужчины. Возможно, это была просто рабочая переписка, но завидная частота мэйлов все же заставила его сделать дабл клик по последнему входящему. Бегло пробежавшись по содержимому, Игорь побледнел. От волнения он вскочил с места и сделал пару кругов по квартире, непроизвольно взмахивая руками и беззвучно открывая рот, что делало его похожим на рыбу, брошенную в аквариум. Немного придя в себя, он снова перечитал письмо, но на этот раз сделал это внимательно и вдумчиво. В сообщении некто Вадим приглашал Лизу поужинать сегодня в их любимом ресторане.

Внезапно Игорю все стало понятно. Его пальцы задрожали, а мозг отчаянно сопротивлялся принять горькую правду. Наверно, так уж устроены влюбленные: они до последнего мгновения упорно не желают верить в предательство близкого человека, стараясь найти ему любые оправдания. И Игорь действительно пытался. Он нервно щелкал мышкой, переходя от письма к письму, надеясь найти хоть какое-то объяснение происходящему, чтобы успокоить себя.

Но все было напрасно. Чем глубже он погружался в эту мерзкую и грязную переписку, пытаясь разуверить себя в изменах жены, тем сильнее убеждался в них. Ему было жутко больно и нескончаемо обидно. Он, так нежно любящий Лизу, чувствовал себя сейчас абсолютным ничтожеством. Но у него хватило самообладания и сил изучить эти отвратительные любовные послания от начала и до конца и отследить зарождение этих отношений, как бы противно ему ни было. Когда же он добрался до самых первых писем и соотнес их даты, то увидел, что началось все это практически сразу после известия о финансовых проблемах отца.

Да уж, Лиза оказалась настоящей актрисой! За эти два месяца ей удалось сыграть прекрасную партию. Она настолько замучила Игоря постоянными претензиями, что ему даже в голову не приходило обвинить жену в каком-то тайном умысле. А она тем временем, как крыса, бегущая с тонущего корабля, расчетливо готовила себе плацдарм для отступления.

Игорь был настолько потрясен происходящим, что никак не мог понять, почему и как это произошло. Он встал и, пошатываясь, направился к бару. Достав бутылку виски, он жадно глотнул прямо из горла, обжигая свое нутро. Все его тело сделалось ватным, а руки абсолютно не слушались. Известие об изменах жены напрочь выбило почву у него из-под ног. В один момент все фундаментальное, что было в его жизни, рухнуло, как карточный домик. Его стремления, мечты, планы, убеждения – все это вспыхнуло ярким пламенем и улетучилось, оставляя лишь пепел от несбывшихся надежд. Беспощадная реальность отвесила ему звонкую пощечину именно в тот момент, когда он меньше всего этого ожидал. И теперь, столкнувшись лицом к лицу с омерзительной действительностью, он был обескуражен и абсолютно безоружен перед ней. За какие-то пару месяцев он лишился практически всего: работы, стабильности, материальной независимости, но самое главное – в одно мгновение он потерял веру в близких людей.

Как бы хотелось ему просто проснуться в холодном поту и осознать, что это лишь ночной кошмар, ужасный сон, сплетенный из его подсознательных страхов и комплексов. Но это было не так. И с каждой уходящей секундой, с каждым тошнотворным глотком виски Игорь понимал, что все это происходит наяву, что проснуться или, наоборот, забыться не получится. И, как бы ни было больно, ему придется смириться с происходящим, вырвать эту страшную главу своей жизненной летописи и начать все заново, постепенно, шаг за шагом  зализывая душевные раны.

Ничего не понимая, Игорь метался по квартире, будто дикий зверь, брошенный в клетку. Так продолжалось минут сорок, пока он вдруг не осознал, что не может больше ни минуты находиться в этом пропитанном ложью и предательством месте. Разум его в один миг просветлел, а вместе с этим пришло и четкое понимание дальнейших действий.

Он быстро, чтобы успеть убраться из квартиры до прихода Лизы, стал закидывать в дорожную сумку все необходимые на первое время вещи. Когда сборы были закончены, Игорь взял лист бумаги и дрожащей рукой написал: «Когда ты вернешься домой, я буду уже далеко. Не пытайся звонить или искать встречи со мной - в этом нет абсолютно никакого смысла. Я даю тебе ровно неделю, чтобы ты могла собрать все свое барахло и убраться восвояси. Нашим разводом займутся адвокаты. Я не жду от тебя никаких объяснений и извинений. Вряд ли такие лицемерные твари, как ты, способны на искреннее проявление чувств, а твоей ложью я уже и так сыт по горло. Свято верю, что жизнь поступит с тобой так, как ты того заслуживаешь. Твой бывший муж».

Игорь бросил записку на клавиатуру ноутбука, перекинул сумку через плечо и выскочил из квартиры, зло хлопнув дверью. Оказавшись в подъезде, он направился к пожарной лестнице, опасаясь случайной встречи с той, которая была для него еще несколько минут назад самой желанной в этом мире, той, ради которой он был готов на все. Но его чувствами просто вытерлись, как одноразовой салфеткой, без сожаления скомкав их и бросив в мусорное ведро, где они, смешавшись с остальными нечистотами, превратились в отходы и обрели мерзкий душок. И сейчас бедный парень вынужден был бежать из собственной квартиры от собственной жены, не зная, что делать, но чувствуя, что уже никогда не сможет быть таким, как прежде.  

Порой жизнь бывает настолько беспощадна и нелогична, что трудно даже представить себе, по какому принципу она выбирает свои жертвы. Словно какая-то адская рулетка, в которой везет всегда не тем. Низкие, мелкие, гадкие людишки в один момент оказываются на вершине, а своих любимых, одаренных и преданных детей жизнь парадоксально кидает в жуткую мясорубку, выбраться из которой невредимым практически невозможно. И почему злой рок пал именно на Игоря, свято верящего в провиденье и призвание, самого достойного и честного  из всех, кого я знал, так и останется вопросом без ответа, одним из тех неразгаданных ребусов, которые тысячами раскидывает по миру незримой рукой судьба.

Выбежав из подъезда, Игорь бросился в первую попавшуюся машину, лишь бы поскорее умчаться прочь. В тот момент ему казалось, что жизнь кончена. Что сопротивляться ее бурному потоку нет смысла. И всем будет проще, если он просто нырнет поглубже в это темное стремительное течение и не выплывет никогда. Одним словом, тяжкое уныние овладело им. Но время, лучшее и, пожалуй, единственное лекарство от душевных ран, рано или поздно расставит все на свои места. И, проснувшись однажды, он поймет, что жизнь продолжается, что пора стряхнуть с себя оковы горькой памяти и безверия и вдохнуть полной грудью. И он будет готов – забыть,  простить, чувствовать. Но это будет еще не скоро. А сейчас, подобно наркоману, лишенному своего опиума, ему придется пережить чудовищную душевную ломку, чтобы потом вновь обрести гармонию и встретить  еще одну весну. 

 

Читать далее