Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

Глава четвертая.

Я припарковался недалеко от Киевского вокзала у Макдоналдса, взял с собой ноутбук, чтобы найти в Интернете объявления о сдаче квартир,  купил себе большой кофе с мафином и жадно сделал большой глоток. На некоторое время мне придется забыть про  традиционное пробуждение и нерушимый утренний ритуал. Во-первых, потому что у меня пока нет подходящего жилья, в котором будет комфортно просыпаться. А во-вторых, потому что все необходимые для этого аксессуары остались в моей поспешно покинутой квартире. Да уж, до моего айриш крима этому кофе далеко, но за неимением лучшего сгодится и он. Дорога до столицы нашей необъятной родины была тяжелой, да и последняя ночь, проведенная на сидении машины, не способствовала бодрому самочувствию. Наверно, нужно было поговорить с Ритой утром, хорошенько выспавшись на мягкой кровати, а не рубить сплеча. Впрочем, что сделано, то сделано. Теперь надо найти себе новое пристанище, купить шелковый халат, тапочки, кофеварку и кальян, а еще необходимо подключить новый номер и отзвониться отцу. Нахожу на сайте объявлений квартиру на Новых Черемушках, смотрю приложенные фото,  звоню по указанному номеру и договариваюсь о встрече на вечер. Меня интересует именно эта станция метро, потому что через неделю-другую в Москву приедет Игорь и поселится в этом районе. А мне очень не хочется каждый день ехать через полгорода, чтобы встретиться с лучшим другом. Достаю из бардачка конверт, переданный мне отцом, чтобы посчитать деньги и здраво соотнести свои возможности с потребностями. Оставшееся до встречи время решаю  скоротать  прогулкой по «Европейскому».

            Квартира оказывается что надо. И после пары банальных вопросов и внесения платежа за два месяца вперед я выпроваживаю хозяйку за дверь. Подключаю купленную кофе машину, набираю ванну, наливаю в стакан неразбавленного виски и с удовольствием отмечаю, что жизнь налаживается. Конечно, я ждал от выпускной ночи иного, да и расставание с Ритой могло бы быть другим. Но тут уже ничего не сделаешь. А раз изменить ничего не получится, то нужно просто забыть все, как страшный сон, и жить дальше. Сейчас способом снятия стресса будут горячая вода и горячительный напиток. Оказывается, для счастья человеку нужно совсем немного. Только порой, чтобы понять это, нужно сначала все потерять.

            Мне снится детство. Мы с друзьями тайком пробираемся на территорию детского сада, обнаруживаем на высоченном тополе большое гнездо и решаем залезть, чтобы изучить его вблизи. Все боятся упасть. Тогда я, как самый отважный, заявляю, что  они трусы, и забираюсь на дерево один. Добравшись до гнезда и посмотрев вниз, вижу, как все ребята разбегаются при виде сторожа. Пытаюсь спуститься вниз, но не успеваю и оказываюсь заблокированным на дереве. Старик ходит вокруг, пугая меня милицией, колонией для малолетних и уговаривая слезть по-хорошему. Я понимаю, что попался. Сергей, подкравшись сзади, кидает в сторожа камнем, тот отвлекается, а я спрыгиваю с трехметровой высоты и бегу что есть сил. Дома меня ругает мама за то, что я опять порвал куртку. Она говорит, что папа выпорет меня ремнем, когда придет с работы, и сетует, что на новую ветровку денег у нас нет. А я, широко улыбаясь, с восторгом рассказываю ей, как мы удирали от сторожа во дворе детского сада, как я в один прыжок перепрыгнул забор, но зацепился за что-то. Я чувствую себя бесстрашным и неуловимым героем. Мне нравится рисковать и совершать отчаянные  поступки. Мама дает мне символический подзатыльник и садится зашивать рваный рукав. А я иду за обеденный стол счастливый, спокойный и уверенный в том, что она ничего не расскажет отцу.

Становится холодно, и я просыпаюсь в уже остывшей ванне. Вытираюсь, наливаю себе еще виски и набираю номер отца.

- Максим, ты уже в Москве? Ты нашел квартиру?

- Да, папа, все хорошо. Я уже на месте. Как там дела? Что со Стасом? – этот вопрос волнует меня больше всего.

- Кроме переломов подтвердилось легкое сотрясение, но больше ничего. Несколько дней проведет в больнице, а потом выйдет как ни в чем не бывало. Хоть с этим нам повезло. Мы подключили своих людей. Твой вопрос решается. Пока трудно прогнозировать все последствия, но я думаю, что самое страшное уже позади, - его голос звучит уверенно, и мне становится спокойнее.

- Это хорошо. Скажи, отец, ты не звонил Виктору Павловичу?

- Максим, Виктор сказал, что обязательно поможет тебе с работой, когда вернется из Штатов. Он обещал перезвонить мне недели через две. Не переживай, сын, как только будут какие-то новости, я дам тебе знать. Кстати, деньги на карту я уже перевел. Так что не пропадешь. Пока.

- Спасибо, папа, - я отключаю телефон и откидываюсь на спинку дивана. Камень падает у меня с плеч. Слава богу, что этот парень поправится. А в том, что отец теперь решит вопрос с милицией, я не сомневаюсь. Плюс через две-три недели я буду работать в «Эликсе». Мечты сбываются. А то, что недогулял в Тюмени, восполню в Москве. Я снова наливаю себе виски и начинаю размышлять о превратностях судьбы, о своей будущей карьере, о друзьях, которые скоро приедут, о Рите, которую, вероятно, никогда больше не увижу, и об отце, который действительно любит меня. Мне уже кажется, что я  самый счастливый человек на свете. Что эта драка в клубе не причинила мне никакого вреда, скорее, Стас и его друзья получили определенный урок. Может быть, их это чему-то научит, в чем я, конечно, сомневаюсь. Но в любом случае эти парни поймут, что зло может вернуться бумерангом, и хотя бы поэтому, надеюсь, испортят меньшее количество жизней.

В какой-то момент до меня доходит, что, если не считать моего то ли забытья, то ли сновидения в ванне, я бодрствую уже больше двух суток. Длинная дорога и стресс, триста грамм виски, накатившая усталость делают свое дело. Я погружаюсь в сладкий и спокойный сон -  сон человека, у которого все хорошо в этой жизни.

 

Читать далее