Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

Глава девятая.

Главный офис фирмы «Эликс. Новые технологии» располагался в бизнес-центре на Савеловской и занимал три последних этажа. Получив пропуск у сотрудников службы безопасности в холле здания, я поднялся на лифте на последний этаж, на котором находились кабинеты управляющих менеджеров, начальников департаментов и, конечно, генеральские апартаменты.

Вообще, я заметил, что тенденции современных офисных иерархий таковы, что управляющий состав чаще всего стремится базироваться на верхних этажах зданий. Причин для этого я нахожу несколько.

Во-первых, менеджмент уподобляет себя  обитателям Олимпа, чьи решения идеальны по своей природе и неоспоримы по сущности, стало быть, место руководящего состава наверху, где и положено быть богам, а всем остальным сотрудникам, как простым смертным, надо указать на место, и понятно, что оно ближе к грешной земле. Эта модель действительно работает в нашей запуганной, морально разлагающейся стране, где раболепие перед властью скоро будет возведено в культ так же, как поклонение богам в древнем мире. Причем абсолютно неважно, откуда идут приказы или указания: от президента страны или от зарвавшегося мэра, от самодура-директора или от спившегося начальника отдела с затуманенным рассудком, - и тем более неважно, каковы они по содержанию и смыслу. Офисные рабы будут со значительным видом показывать указательным пальцем вверх, давая понять всем остальным, откуда прибыла депеша и что она не подлежит не только критике, но и даже обсуждению. При этом выполнять полученную команду нужно с рвением и блеском в глазах.

Во-вторых, руководство предусмотрительно моделирует расположение офисных секций согласно пословице, которая гласит, что дерьмо течет сверху вниз. А это значит, что, как бы ни захлебывался служащий и рабочий персонал в сточных водах бесполезных реструктуризаций, ненужных приказов и последствий экономических кризисов или просто элементарных просчетов, наверху, где воздух всегда чист, будет свежо и приятно. И, даже выливая очередную порцию помоев, верхние этажи никак не смогут запятнать сородичей из своей касты, ибо весь этот бурный поток зловоний попадет лишь на головы тех, кто находится у подножия горы. В основе изобретенной модели – принцип акробатической пирамиды, которую делают в цирке: чем ниже располагается в ней человек, тем труднее ему держать остальную массу.

   В-третьих, это объясняется тем же стадным чувством, под влиянием которого мой отец повесил в своем кабинете портрет президента. Ведь многие сейчас располагают свои офисы на верхних этажах, руководствуясь модой, пришедшей из Америки, и считая, что они находятся в penthouse, не понимая даже значения этого слова.

- Максим, вы можете пройти. Виктор Павлович вас уже ожидает, - вывел меня из раздумий голос молоденькой девушки, на бейдже которой было написано «младший ассистент» вместо привычного «секретарь».

Кабинет, в котором я оказался, кардинально отличался от того, который был у моего отца. Здесь не было и намека на классику или винтаж. Наоборот, все, начиная от дизайна, где преобладал хром и керамика, и заканчивая убранством, было выполнено в стиле Hi-Tech. На стене за президентским креслом висел портрет, но, к счастью, не очередного слуги народа, а Билла Гейтса. Что ж, довольно креативно. Это меня радует, надеюсь, что и в работе все будет так же.

- Здравствуй, Максим! - Виктор Павлович встал из-за стола и направился мне навстречу, приветливо протягивая руку. - Ну, как твои дела? Сто лет тебя не видел. Ты так сильно изменился. Ну, вылитый отец лет двадцать пять назад.

- Спасибо. Мне многие говорят, что я на него похож, - улыбаюсь я.

- Зато Андрюша может не волноваться о генетическом отцовстве. У тебя и так на лице написано, чей ты сын, - хохочет он. - Я тут прочитал недавно в блоге новостей, что тридцать процентов мужчин воспитывают чужих детей, даже не догадываясь об этом.

- Да, моему папе даже на ДНК-тест тратиться не надо, - подхватываю шутку я.

- Ну, давай присаживайся и выкладывай все, с чем ты ко мне пожаловал, -  переходит к делу Виктор Павлович.

Следующие тридцать минут мы обсуждали перспективы моей карьеры, полученные знания и взгляды на определенные группы рисков. Виктор Павлович показывал мне различные диаграммы и презентации тех или иных электронных продуктов, рассказывал о тенденциях развития рынка и укреплении позиций их фирмы. Он оживленно описал мне свою последнюю поездку в Штаты и открывшиеся возможности. После введения меня в курс развития компании, подробного знакомства с ее политикой, которой должны придерживаться все сотрудники, и структурой отделов он определил мне место в секторе Б. Это был геймерский сектор, который занимался разработкой графических оболочек, созданием патчей, детализацией мобов и прочими игровыми примочками.

Я был слегка расстроен, так как никогда особо не интересовался компьютерными играми и всем,  что связано с индустрией электронных развлечений. Мне был по душе совсем другой досуг. Я любил путешествовать, кататься на коньках и роликах,  или просто собираться в компании друзей и играть, например, в монополию. Я всегда искренне жалел подрастающее поколение, которое не видит реального мира, потому что все время тратит на изучение виртуальной вселенной.

Мой четырнадцатилетний двоюродный брат  каждый день после учебы проводит по шесть часов у монитора, играя во все, что только возможно. На школьное домашнее задание, для примера, он тратит не более часа. То есть всего шестьдесят минут в день он уделяет знакомству с историей, литературой, географией. Я уже молчу про точные науки. Когда же я спросил его, почему он так мало времени тратит на свое образование, то он ответил мне, что я ничего не понимаю в современной жизни, что сейчас все изменилось и теперь никому не нужна география или история, если это, конечно, не история фэнтези стран из компьютерных игр. И обсуждать полученные в школе знания ему абсолютно не с кем, потому что всех вокруг волнуют только релизы новых шутеров, аркад и 3D фильмов. Вот так, оказывается, я безнадежно отстал от интересов подрастающего поколения.

 Получив информацию от Виктора Павловича о деятельности компании, я в гораздо большей степени заинтересовался сектором Х, который занимался разработкой антивирусного обеспечения, так как еще в университете эта область привлекала меня более остальных. Мне казалось, что здесь я смогу вести незримый бой во  благо человечества. На этот департамент возлагались большие надежды. Именно по вопросу, связанному с запуском нового продукта, Виктор Павлович и летал в Америку на переговоры. Проблема была в том, что сейчас штат этого отдела уже был полностью укомплектован. Но, как пообещал мне мой новый начальник, при первой же возможности я буду переведен в этот сектор.

Наш разговор был прерван неожиданным появлением эффектной блондинки, вошедшей в кабинет без стука. Виктор Павлович резко развернулся, видимо, желая выразить свое недовольство, но, увидев девушку, тут же растянулся в улыбке.

- Здравствуй, Алиночка. Какими судьбами? Что-то случилось?

- Привет, папа. Я к тебе все с тем же вопросом о финансировании моей выставки.

Ее голос звучал мягко, но в то же время очень уверенно. По его интонации сразу стало понятно, что девушка привыкла получать от отца все, что только приходит в ее очаровательную головку. И этот раз не был исключением. Потом она с любопытством оглядела меня и, не дожидаясь ответа отца, подошла ко мне, протягивая руку:

- Здравствуйте, меня зовут Алина.

- Максим, приятно познакомиться.

- Доченька, это сын Андрея Сергеевича Соколова. Наверно, ты не помнишь, но в детстве в Тюмени вы часто играли вместе. С этого момента Максим будет работать у нас в компании.

- Отлично. Значит, ты друг моего раннего детства. Теперь будем видеться часто, - Алина повернулась к отцу и продолжила, - потому что я принимаю твое предложение и готова возглавить департамент стратегического развития.

- Ну вот и здорово! Наша фирма давно нуждалась в таком талантливом маркетологе, как ты, - закивал довольный Виктор Павлович.

- Поскольку мы уже все обсудили, то не смею Вас больше задерживать. Когда я могу приступить к своим обязанностям? – воспользовавшись паузой, прервал я  этот умильный диалог отца с любимой дочкой.

- Максим, предлагаю тебе начать со следующего понедельника. Как ты на это смотришь?

- Положительно, Виктор Павлович. До свидания.

Вот и замечательно. На выходных можно будет отметить окончание моей свободной студенческой жизни и выпить за удачу на новом рабочем месте. Плюс ко всему в эту пятницу приедет Сергей, и мы сможем собраться нашей дружной компанией.

Я не спеша шагал в сторону метро, наслаждаясь солнечной погодой. Мне хотелось провести остаток дня с Настей, поделиться с ней радостной новостью о своем трудоустройстве, выпить шампанского и гулять всю ночь, держась за руки и любуясь  звездами. Я достал телефон, собираясь набрать ее номер, но вдруг услышал настойчивый звук клаксона прямо за своей спиной. Оглядевшись вокруг, я увидел, что рядом никого нет, а следовательно, водитель белого «Кайена» сигналит именно мне. Машина тем временем поравнялась со мной, и, когда тонированное стекло опустилось,  внутри я увидел улыбающуюся Алину.

- Молодой человек, можно с вами познакомиться? – смеясь, крикнула она.

- Я на улице не знакомлюсь, - поддерживаю шутку я, продолжая демонстративно идти дальше.

Алина прибавила скорость, так что колеса автомобиля сорвались в легкую пробуксовку, обогнала меня и остановила  свой «Порше» метрах в пятидесяти впереди. Когда я подошел к машине, она уже ждала меня, опершись рукой на капот и закинув одну ногу на огромный хромированный диск. Выглядела она шикарно. Высокая, длинноногая красавица с длинными прямыми пепельными волосами. На ней были надеты туфли на высокой шпильке, обтягивающие серые джинсы и черная кожаная куртка, похожая на байкерскую косуху. Она приветливо улыбалась, но глаз ее я не видел, потому что они, как и мои, были скрыты за солнечными очками.

- Еще раз привет, друг детства! - смеется она.

- И снова здравствуй!

- Может, тебя подвезти? Заодно и познакомимся получше, - сходу предлагает она.

- А почему бы и нет? Я не против роскошного такси с прекрасным водителем. Надеюсь, это бесплатно?

- Конечно, - кивает она.

- Только мне далековато.

            - Ты знаешь, до понедельника я совершенно свободна, - шутит Алина. - Я договорилась с отцом и, как ты, начну работу со следующей недели.

Она широко распахнула передо мной переднюю дверь на манер того, как это делают водители для своих боссов, и услужливо показала на пассажирское сиденье. По дороге Алина предложила мне где-нибудь перекусить. Конечно, это предложение не совсем вписывалось в мои планы на сегодняшний день. Но, посмотрев на часы, я прикинул, что немного времени у меня есть, и согласился. Мне не хотелось вести себя нетактично, отказывая дочке своего будущего босса в такой малости.

Алина остановилась у летнего кафе, и мы направились внутрь. Она заказала себе кремовый сливочный суп, цезаря с креветками и грейпфрутовый фреш. Я ограничился двойным эспрессо. Когда официант ушел, наступило неловкое молчание.

- Ты говорила отцу о какой-то выставке, - я прерываю тишину первым пришедшим мне в голову вопросом. - Расскажи подробнее.

- Неужели тебе это интересно? – она демонстративно кладет очки на столик и удивленно смотрит на меня.

Мне прекрасно знаком этот прием. Своим жестом она пытается заставить меня снять очки, располагая тем самым к откровенной беседе. Это что-то типа зеркального синдрома. Человек смотрит на происходящее и невольно копирует собеседника. Но со мной этот номер не пройдет. Я слишком долго был под броней темных стекол, чтобы попасться на эту уловку.

- Конечно, интересно, - как ни в чем не бывало продолжаю я. - А почему тебя это так удивляет?

- Просто молодые люди моего круга общения интересуются либо бизнесом и деньгами, либо кокаином и тусовками. До интересов девушек им нет никакого дела.

- Ну, я же провинциальный скромняга. Так что ты не сравнивай меня с парнями из столичной богемы, - иронизирую я. - Мы, замкадышы, народ простой и открытый. Вам, москвичам, не понять.

- Да хорош прикалываться, Макс. Я же серьезно, - она продолжает попытки вызвать меня на искренний разговор.

- А я тоже не шучу. Но все же давай вернемся к теме твоей выставки. Что собираешься показывать?

- Я люблю фотографировать. И за последние несколько лет у меня накопилось много хороших снимков. Вот и решила сделать выставку. Поделиться своим талантом с людьми. Может, когда-нибудь эти фото будут стоить миллионы, - она игриво улыбается.

- То есть ты профессиональный фотограф?

- Нет, чтобы стать профессиональным фотографом, нужно иметь свое видение и чувство стиля. А это как раз и должна оценить публика. Мне кажется, что на гениальных фотографов, как, впрочем, и на писателей или музыкантов не учатся. Ведь для того, чтобы творить, нужен прежде всего талант, а только потом образование. А по профессии я маркетолог. Так написано в моем дипломе, и этим я зарабатываю деньги. Но, как у любого нормального человека, у меня есть хобби, а вот есть ли талант, как раз и оценят посетители выставки.

- А образование, конечно же, ты получала за рубежом? –поинтересовался я.

- Да, в Англии. Ты имеешь что-то против иностранного образования?

- Конечно, я ничего не имею против диплома, полученного в других странах. Просто обидно за мою в прошлом великую родину. Понимаешь, когда-то образование, полученное в нашей стране, считалось одним из лучших в мире. С тех пор прошло не так много времени, но как все изменилось. Обеспеченные люди теперь не только отдыхают и получают образование за рубежом, что я еще могу понять, но и покупают дома за границей, вкладывают инвестиции в западную экономику. Такое впечатление, что мечтой всех российских бизнесменов является оторвать кусок пожирнее от нашей огромной страны и спешно покинуть ее, словно тонущий корабль. А мы все точно доживаем на достижениях великой когда-то державы, существуя за счет ее природных ресурсов, и постепенно пропадаем как нация. Я даже боюсь представить себе, что будет, когда углеводородное сырье в недрах России иссякнет. Мне кажется, что мы просто превратимся в бесправное и безголосое население большой страны третьего мира, которую постепенно разорвут на лакомые куски новые сверхдержавы, - я замолкаю, спохватившись, что чересчур разоткровенничался перед незнакомой, в сущности, девушкой, и начинаю нервно помешивать ложечкой уже остывший кофе.

- Максим, ну, ты точно не похож на тех парней, с которыми я знакома, - нарушает паузу Алина. Во взгляде ее – неподдельный интерес, смешанный с некоторым удивлением.

- Что-то я расфилософствовался. Извини. А где ты собираешься проводить выставку? - возвращаюсь я к предыдущей теме.

- Пока точно не решила. Может быть, на Винзаводе. Хотя есть и другие варианты. Я планирую провести ее в конце сезона. Просто мне необходимо утвердить бюджет с отцом, чтобы знать, какими средствами я буду располагать, и все тщательно спланировать. При хорошем бюджете я разверну такую рекламную компанию, что даже  Энди Уорхол, будь он жив, примчался бы ко мне за автографом. Ведь люди видят только то, что им показывают. А слышат только то, что хотят услышать. Значит, нужно создать красивую картинку, тонко почувствовать настроение аудитории и преподнести желаемую информацию на блюдечке с золотой каемочкой, но с правильным вектором  развития. И народные массы уже твои.

- Да уж, звучит впечатляюще. Думаю, что с твоим приходом Виктор Павлович действительно получит в свои ряды сильного бойца, - я искренне сделал ей комплимент. – Значит, ты мастер пропаганды?

- А еще саботажа и психоанализа, - смеется Алина.

- Возвращаясь к теме выставки: мне кажется, это будет грандиозно. Обязательно вышли мне пригласительный. Я не хотел бы пропустить такое мероприятие.

- Зачем ждать так долго? Я предлагаю тебе посетить выставку будущего модного фотографа прямо сейчас, - вкрадчивым голосом приглашает Алина.

- А где же сейчас можно посмотреть твои шедевры? - с подозрением спрашиваю я, начиная понимать, в какое русло этот многообещающий маркетолог направляет свою энергию в данный момент.

- Как ты думаешь, Макс, где хранятся мои снимки? – она кладет свою ладонь поверх моей и хитро улыбается. - Конечно, у меня дома.

От ее прикосновения меня как будто ударило током. Ну вот, приехали! А как же детская дружба и все такое?.. Интересно, Алина себя так ведет со всеми или я единственный, кто удостоен такой чести? Ведь все было так хорошо. Мы мило и довольно интересно общались - зачем же было все портить? Больше всего ненавижу, когда девушки берут инициативу в свои руки и начинают клеить меня. Неужели я похож на забитого тихоню, который не сможет показать свои чувства понравившейся ему девушке? Наверно, нужно было все-таки снять очки, чтобы в моих глазах она смогла прочесть, что мое общение с ней чисто дружеское и рассчитывать на большее ей не стоит.

Меня спасает сигнал входящего смс, и я чувствую, как камень падает с моих плеч. Теперь я могу сказать, что у меня появились сверхсрочные дела, не терпящие отлагательств. Я беру в руку телефон, поворачивая экран таким образом, чтобы Алина не смогла увидеть текст, и читаю сообщение: «Привет. Как прошло собеседование? Позвони мне поскорее. Скучаю. Стася». Я с облегчением вздыхаю, снимаю очки и поднимаю на Алину взгляд, полный сожаления.

Через десять минут я уже бодро шагаю в сторону метро, думая о том, что удалось  соскочить без ненужных объяснений и происшествий. Какая же все-таки Настя умница. На интуитивном уровне почувствовала, что мне нужна помощь, и бросила спасательный круг. Сегодня я отблагодарю свою маленькую девочку огромным букетом роз. И следующие два дня нашему общению никто не будет мешать. А в субботу меня ждет отвязная вечеринка. Тюменские парни покажут столице, как нужно отдыхать!

 

Читать далее