Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

Глава пятая.

Первая моя неделя в Москве была не самой веселой. Не так легко чувствовать себя абсолютно одиноким в огромном чужом городе. А я был действительно одинок. Отец строго запретил мне поддерживать связь с кем бы то ни было, пока он не даст мне на то разрешения. Поэтому единственный человек, с кем я общался две-три минуты в день, был именно он, да и разговоры наши вернулись к прежнему деловому тону. Отец  рассказывал мне, как решаются мои проблемы, с кем у него назначены встречи, но по голосу я понимал, что пока все идет не так гладко, как мы надеялись.

 Каждый день я подходил к дому Игоря в надежде увидеть свет в окнах его квартиры. Сидел на лавочке с парой бутылок пива и мечтами о том, что вот сейчас он появится. Я даже рад был бы познакомиться с его виртуальной девушкой, лишь бы не было этой мучительной тишины в моей голове. Ведь когда мимо проносятся с огромной скоростью тысячи машин, а миллионы людей снуют вокруг тебя, разговаривая по телефону, общаясь друг с другом, смеясь, ты особенно остро чувствуешь одиночество, зная, что никто не ждет тебя дома, что тебе даже позвонить-то некому. Ни один из твоих соседей не спросит, как у тебя дела. Если тебе будет плохо или больно, никто не придет тебе на помощь, не протянет руки. Это состояние усугублялось неопределенностью. Ко мне пришло осознание того, что если отец не сможет уладить дело с милицией, то мне придется долго скрываться или сесть в тюрьму, и тогда мои надежды на жизнь в столице, блистательную карьеру программиста, общение с друзьями рухнут, как карточный домик. Еще пару дней назад передо мной были радужные перспективы, а сейчас мое будущее заволокло густым, непроглядным туманом, настолько плотным, что если вытянуть руку, то кончиков пальцев видно не будет. Чувство мучительного отчаяния и тревоги охватывало меня все сильнее. Если бы у меня был личный психолог, то я, наверно,  проводил бы у него несколько часов в день. Но у меня не было ни психолога, ни лишних денег. Вместо этого я курил кальян, пил виски и бродил по городу. Я просто выходил на улицу, выбирал направление и медленным шагом шел куда глаза глядят. Я проходил всегда разное количество кварталов, а потом на перекрестке поворачивал в произвольном направлении. Затем опять двигался прямо и снова нырял в какой-нибудь переулок. Таким образом, я довольно быстро терялся, не помня пути назад. И мне казалось, что я убежал от прошлого и что никто не найдет меня. Я сидел на лавочках в скверах,  наблюдая за проходящими людьми, кидал камни в пруд, считал проезжающие авто представительского класса. Никто, ни одна живая душа ни разу не подошла ко мне и не обронила ни слова, не спросила сигарету или время. Я старался встретиться с кем-нибудь взглядом в надежде начать разговор, но никому не было до меня дела. Этот манящий огромный город вблизи оказался холодным и бездушным. Люди здесь торопились так сильно, будто завтра настанет конец света. У них не было времени не только сбавить шаг, но и просто оглядеться по сторонам.

Жаль, что у меня нет собаки. Прямо как у Бунина: «Что ж! Камин затоплю, буду пить… Хорошо бы собаку купить». Сейчас бы мне не было так одиноко. Со мной рядом был бы друг, который никому ничего не расскажет и никогда не предаст. Каждое утро он бы запрыгивал на кровать, садился  мне на грудь и начинал лизать лицо, пытаясь разбудить меня. А сейчас, когда я сижу в полной прострации, он бы тыкал в меня своим мокрым носом, смотрел преданными глазами, вилял хвостом и звонко лаял. У меня даже появились мысли пойти в любой питомник и взять себе какую-нибудь дворняжку. Но если вдруг я попаду в тюрьму, то кто будет за ней ухаживать? Поэтому мысль о собаке придется отложить  до лучших времен. Ведь, как писал Экзюпери, мы в ответе за тех, кого приручаем. Вообще, я не понимаю людей, которые убеждают всех, что любят собак, но заводят обязательно питомцев с родословной, без отклонений от стандартов породы, чтобы перед  всеми хвалиться ими. Если человек делает бизнес на собаках и занимается их разведением, это другое дело, ему и карты в руки. Но в таком случае о какой любви речь? Где расчет, там, по-моему, нет любви. Ведь друзей не выбирают по внешним признакам: весу, росту, цвету волос. Никакому нормальному человеку не придет в голову отказаться от ребенка, если у него есть какие-то проблемы со здоровьем или характер не тот. Так же и с собакой. А разные нюансы и особенности породы пусть остаются для напыщенных снобов.

Когда  мне надоедало сидеть, я продолжал движение, пока мои ноги не становились ватными и не начинали ныть. Тогда я находил первую попавшуюся станцию метро и ехал домой, где меня ждали два друга: бутылка виски и новый кальян ярко красного цвета.

Вечеров я боялся больше всего, потому что в четырех стенах мне уже не на что было отвлечься и я сосредотачивался на своем одиночестве. Тревожные мысли овладевали мной, а бурная фантазия рисовала самые мрачные картины. Мне хотелось плакать, как испуганному ребенку, но плакать я не мог, и от этого становилось еще  тяжелее. Поэтому, оставшись один на один со своими переживаниями, я тут же принимал вместо снотворного пару порций виски и засыпал, измученный долгими прогулками.

Так продолжалось примерно полмесяца. Четырнадцать дней, полных неопределенности, страха, ночных кошмаров, жалости к себе и алкоголя. Две недели, после которых я понял, что или сопьюсь, или поврежу рассудок, а скорее всего, и то и другое. И однажды, проснувшись в яркое и теплое пятничное утро, я решил, что надо тормозить. Либо я одержу верх над проблемой, либо она сломает меня.

Я сделал зарядку, принял душ и впервые за две недели сварил себе кофе. Заглянув в холодильник, принял решение наполнить его хоть какой-то едой. Затем я занялся стиркой и глажкой, потому что последние две недели не утруждал себя домашними заботами и не обращал внимания на свой внешний вид. Сегодня после вечерней прогулки я обязательно зайду в какой-нибудь бар, чтобы почувствовать себя человеком, а не загнанным в угол зверем. Может быть, я с кем-то познакомлюсь или хотя бы перекинусь парой фраз с барменом. В первый раз за две недели я начистил до зеркального блеска туфли и надел солнечные очки. Моя прогулка не была похожа на предыдущие. Сегодня я наслаждался ею, любовался городом, впитывал его дух. Я поехал в парк Горького, долго бродил по нему, ел, как в детстве, сладкую вату, потом катался на американских горках и хохотал, точно ребенок. Когда стемнело, я гулял по Краснопресненской набережной и, свернув недалеко от Белого дома, оказался рядом с клубом «Бархат». На входе уже стояла очередь. Как раз то, что мне надо. Я пристроился в конец и через пару минут был внутри. Мое сердце колотилось. Наконец-то я среди людей!

Поднявшись по лестнице на второй этаж, я повернул направо к бару. В тот день в клубе была вечеринка, посвященная пятнице тринадцатого числа. По всем экранам крутили «От заката до рассвета», бармены были наряжены, как латиносы из бара «Крученые сиськи»: с револьверами за поясом, в широкополых шляпах и с накладными усами. Один из них при моем приближении крикнул: «Ну что, начнем с текилы?». Я утвердительно кивнул. Это был первый человек за две недели, который обратился ко мне. Я был настолько ему благодарен, что сразу отвалил ему пять сотен «на чай». После двенадцати люди стали прибывать. Но мои надежды познакомиться с кем-то оказались напрасными. Эта публика ничем не отличалась от той, что бежит сломя голову по улицам и толкается в метро. Они точно такие же: зацикленные на своих проблемах и напряженные,  разве что прикинуты стильно.

Долго наблюдая, я разделил присутствующих на три группы. Первая – это гламурные мальчики и девочки, красиво и модно одетые, стремящиеся походить на поп-звезд, студенты младших курсов. Пожалуй, они единственные действительно отдыхали здесь. Правда, денег на отдых  у этой клиентуры было немного, поэтому большинство из них пили пиво, сок, колу или что-то еще с невысоким ценником в барной карте. Зато им было тут весело. Их смех казался искренним, а компании оживленными. Но они не примут меня в свои ряды, потому что и так самодостаточны и им не нужен никто со стороны.

Вторая категория объединяла в себе искусственных красавиц «за двадцать пять» - плоды новейших достижений пластической хирургии и косметологии. Силиконовая грудь, подтяжки, накачанные ботексом губы, наращенные ресницы, волосы и ногти - пластмассовые куклы, одетые в мини платья, подчеркивающие диссонанс пропорций и открывающие прекрасный обзор их синтетических красот. Глядя на них, сложно было понять, где заканчиваются владения природной красоты, вытесненные острым хирургическим скальпелем. Эти красавицы пришли на охоту в надежде урвать свое. Охоту на альфа-самцов. Они профессионально шарят глазами по сторонам в поисках жертвы. В разумных количествах пьют шампанское, потому что ни в какой ситуации им нельзя терять бдительность. Их лето слишком короткое, а сезон охоты еще короче. Чем старше они становятся, тем меньше их шансы на удачное замужество или хотя бы покровительство. Рассчитывать с моим доходом на внимание этой части аудитории столь же нелепо, как и мечтать увидеть свою фамилию в списке сотни «Форбс». Да и, честно говоря, меня сия категория публики совершенно не привлекает.

Третью группу я выделил не по возрастному критерию, а по материальному. Это были мужчины абсолютно разного возраста, но все одинаково высокого достатка. Их лица не выражали никакого интереса к происходящему вокруг действу. Они откровенно скучали, и было абсолютно непонятно, зачем они здесь, по-моему, они даже сами себе неинтересны.

Я заказал себе сто виски и направился к выходу из зала, чтобы сменить обстановку. Спускаясь по лестнице на первый этаж, я обратил внимание на девчонку лет восемнадцати.  Она  сидела в одиночестве на ярко-красном диване с отсутствующим видом  и что-то писала в айфоне. На секунду я замер перед ней в недоумении. По возрасту и манере одеваться ее вполне можно было отнести к группе тусовщиков-первокурсников, но эффектная внешность, скорее, роднила ее с обладательницами синтетических форм, а отрешенный и безучастный вид напоминал  скучающих толстосумов. Единственным, что отличало ее от всех и смотрелось довольно забавно, были темно-русые волосы, затянутые в две тугие косички от самой макушки, благодаря  чему она была похожа то ли на озорного чертенка, то ли на маленького дракончика. Интересно, что же она забыла здесь, ведь ей, как и мне, тут не место.

- Привет, скучаешь? – я присел на другой конец дивана.

Она подняла свою хорошенькую головку, посмотрела на меня и улыбнулась.

- А что, ты можешь развлечь? – ее вопрос звучал, скорее, как вызов.

- Могу попытаться. Ты одна здесь?

- Нет, с сокурсниками, но им весело и без меня. А мне скучно как с ними, так и без них.

- Меня зовут Максим, - я протянул руку.

            Она посмотрела мне в глаза, потом перевела взгляд на мою вытянутую ладонь, непонятно зачем огляделась по сторонам и улыбнулась.

            - А меня - Настя.

            - Можно тебя угостить, Настя?

            Со стороны я, наверно, выглядел, как дурак, со своей сияющей улыбкой. Но я был настолько счастлив, что нашел хотя бы одну живую душу в этом клубе, которая заговорила со мной и которой здесь было так же скучно, что просто не мог сдержать радости.

            - Пожалуй, можно. Пойдем к бару? - она встала с дивана, спрятала айфон и протянула мне руку.

            Позже я  понял, что она тоже боялась потерять в этом клубе единственного человека, который проявил к ней неподдельный интерес. Мы взялись за руки и пошли к бару. Она заказала себе какой-то коктейль кислотно-голубого цвета, а я еще виски.

            - Чем ты занимаешься? - она вытащила зонтик из бокала и начала перемешивать его трубочкой

            - Обычно создаю сверхсекретные программы, но на данный момент скрываюсь от властей, - мне совершенно не хотелось посвящать ее в свои проблемы. Я боялся отпугнуть понравившуюся мне девушку, поэтому постарался перевести все в прикол и сделал идиотское выражение лица. Видимо, шутка сработала. Настя охотно и заразительно засмеялась. А я поспешил сменить тему. - А что насчет тебя?

            - Я учусь в Плешке. Закончила первый курс. Теперь буду проходить практику в одной маленькой фирме. Сегодня с ребятами решили отметить закрытие сессии.

            - Круто, поздравляю тебя, - я был рад, что она не стала выпытывать ничего обо мне.

            - Настя, у тебя все в порядке? - к нам подошли два парня, судя по всему, ее друзья. Чувствовалось, что девушка им нравится, но, как и многие в их возрасте, они боятся в этом признаться. Ребята смотрели на меня вызывающе, стараясь продемонстрировать Насте свою смелость.

            - Да, ребята, все нормально. Это мой знакомый, Максим, -  я молча кивнул парням, давая понять, что их присутствие меня абсолютно не беспокоит, имена не интересуют и общаться с ними я не собираюсь. А значит, им уже пора проваливать. Настя тоже не проявила особого внимания к их появлению. Кавалеры помялись возле нее еще минуту и направились к своей компании. Уходя, один из них шепнул Насте на ухо, что если будут проблемы, то они разберутся. Она посмотрела на меня и улыбнулась. Когда парни ушли, она взяла меня за руку: «Пошли, тут нам точно не дадут пообщаться», - и потянула за собой в lounge bar.

Мы сидели на небольшом диванчике и болтали обо всем подряд. У меня было ощущение,  что мы знакомы  уже много лет. Неужели я, парень, который не пускает в свой внутренний мир никого, кроме двух друзей, нашел родственную душу? Мне было интересно все, что рассказывает Настя. Она расспрашивала обо мне. Мы постоянно смеялись. Набравшись смелости, я приобнял ее за плечо, а она в ответ положила голову мне на руку. Несколько часов пролетели незаметно. Пару раз я обращал внимание, как за нами издалека, стараясь быть незамеченными, с завистью наблюдают Настины ухажеры. Но мне было наплевать – я был счастлив. Хотелось только одного: чтобы это продолжалось.

            Я посмотрел на часы и понял, что клуб скоро закроется. Меня охватило паническое чувство страха. Я не хотел потерять эту девушку, к которой меня тянуло, как магнитом.

            - Настя, прости за нескромный вопрос. Ты не против встретиться еще? Я не хотел бы прекращать наше общение. Мне очень понравился сегодняшний вечер, - я неожиданно для себя почувствовал, что после последней фразы покраснел.         

            - Мне тоже понравилось, и я не против. Запиши мой номер, - она кокетливо улыбнулась.

            Я достал сотовый и записал ее телефон.

            - Может, завтра сходим куда-нибудь? – я с надеждой посмотрел на нее. - Ты как на это смотришь?

            -  А что ты предлагаешь?

            - Ну, может быть, в кино, - черт возьми, конечно, ничего более оригинального я придумать не смог.

            - В кино-о-о. Даже не  знаю, - она задумчиво протянула конец моей фразы, - давай завтра созвонимся и решим, ОК?

            Я утвердительно кивнул головой. Конечно, ОК! Хоть в кино, хоть в театр, хоть на Луну! Главное, чтобы вместе с ней. Как же не хочется никуда отпускать эту маленькую девочку.

            - Могу я проводить тебя до дома?

            - Пешком далековато будет, - с улыбкой предупредила она.

            - Ну, мы до тебя на такси, а потом я уже пешком пойду. Как раз за двоих и прогуляюсь, - попытался я пошутить. - Ты где живешь?

            - На Юго-Западной.

            - Вот и здорово, мне как раз там недалеко. Ну что, договорились?

            - Я-то не против, но вот ребята мои обидятся. Они хотели меня проводить. И я им обещала…

            Проклятье! Опять эти парни! Хоть и косвенно, но вечер они мне подпортили. Очевидно, что им ничего не светило. И никакого особого смысла провожать Настю, особенно вдвоем, у них не было. Но тем не менее они своего не упустят. Проводят, потом покурят у подъезда, рассуждая о всякой чуши, и отнимут у Насти еще полчаса времени. С другой стороны, я тоже не имел никакого права настаивать. Мы были знакомы всего несколько часов, и  мне совсем не хотелось произвести впечатление эгоистичного и ревнивого сумасброда.

            - Очень жаль. Ну, по крайней мере, я буду за тебя спокоен с такой охраной, - выдавил я из себя улыбку, но получилось явно натянуто.

            Она чуть нахмурила брови и прищурила глаза. Видно, что она тоже не была в восторге от этих коллективных проводов.

            - Подожди здесь минутку. Только никуда не уходи. Я быстро. Скажу им, чтобы не переживали и ехали домой, потому что меня проводишь ты.

            Настя поспешно встала и убежала в другой зал. Я тоже пошел к выходу из lounge зоны. Вряд ли ребята воспримут ее сообщение так легко, как бы ей хотелось. Сейчас начнутся тупые уговоры ехать с ними, предостережения, что я могу доставить ей хлопоты, и всякие подобные лузерские штучки. В конце концов, она сдастся и поедет с ними. Я с тревогой наблюдал за тем, как она сообщает им эту новость. Парни, усиленно жестикулируя, что-то ей доказывали, но Настя со спокойной улыбкой продолжала свои объяснения. Потом резко развернулась, не давая им закончить, и пошла ко мне. Взяв меня за руку, прошептала: «Поехали отсюда побыстрее». Я посмотрел на онемевшие от злости лица парней, широко улыбнулся им, помахав рукой на прощанье, обнял Настю за талию и увлек за собой. Мы вышли на улицу, спустились по лестнице и направились в сторону такси.

            - Они не обидели тебя? - спросил я по пути.

            - Нет, не успели. Но только потому, что я не дала им такого шанса. Я бы все равно поехала с тобой, а они бы этого все равно не поняли. По крайней мере, в том состоянии, в котором они сейчас. Ребята уже сильно пьяны. И я не хочу, чтобы завтра им было стыдно за свои слова.

            Мы сели в такси. Настя положила голову мне на плечо и закрыла глаза. Для своих восемнадцати, думал я, эта девушка умна и решительна. А еще - либо я влюбился по уши, либо это действие алкоголя вкупе с измотавшим меня одиночеством, но я был на седьмом небе от счастья! И чтобы не наломать дров, решил не предпринимать сегодня никаких действий.

Мы подъехали к ее дому. Она хотела попрощаться в машине, но я, расплатившись с таксистом, вышел вместе с ней:

            - Я же обещал тебе, что прогуляюсь за нас двоих.

            - Ты что, с ума сошел? Какие могут быть прогулки в такое время? – казалось, что она переживает за меня. Наверно, это было не так, но в глубине души мне стало приятно, что хотя бы кому-то есть дело до моей жизни.

            - Не переживай, Настя, мне недалеко идти. Хочу сказать тебе спасибо.

            - За что? – удивленно спросила она.

            - Долго рассказывать, давай как-нибудь в другой раз, ладно?

            - А я не тороплюсь домой, так что внимательно слушаю тебя.

            Сейчас, когда все было так хорошо, мне абсолютно не хотелось ворошить прошлое, особенно возвращаться к событиям последних двух недель. Да и как помягче преподнести ей новость о том, что я чуть не искалечил парня. Больше всего в эти минуты я не хотел бы напугать Настю и испортить впечатление о чудесном вечере.

            - Нет, ты должна идти спать, - решительно отмазался я от ненужного разговора, - потому что, если завтра ты будешь уставшей,  кто тогда пойдет со мной в кино.

            - А мы что, уже решили,  что идем куда-то? - она подняла брови, отчего ее огромные глаза стали казаться еще больше.

            - Я думаю, что да! – мой голос звучал напористо и уверенно.

            - Есть, сэр, капитан, сэр. – Настя улыбнулась и приложила ладонь к виску. На секунду замерла, глядя мне в глаза, потом резко повернулась и пошла к подъезду.

            - До встречи, красавица из моих сновидений, - крикнул я.

- Кстати, вон мое окно, - она показала пальцем на второй этаж, помахала рукой и скрылась за дверью.

По дороге домой я с удивлением думал о том, что влюбился. А еще о том, что судьба - коварная штука и я могу быть наказанным ею в любой момент. Вспомнились слова Риты о том, что когда-нибудь я тоже стану игрушкой в чьих-то руках. Стало не по себе. Но я решил прогнать дурные мысли, потому что сегодняшний день должен был закончиться хорошо, даже если завтрашний  будет плохим.

Моя утренняя прогулка и холодный предрассветный ветерок подействовали  отрезвляюще. А мне так не хотелось быть трезвым – именно сегодня, сейчас. «Вечно молодой, вечно пьяный», - вспомнилась строчка из песни «Смысловых галлюцинаций». Я купил в первом попавшемся ларьке пару бутылок пива, чтобы наверняка не протрезветь окончательно, воткнул наушники и бодро зашагал домой. Проходя мимо двора Игоря, я решил допить пиво возле его подъезда на лавочке, ставшей мне родной за последние две недели. Сидя на холодной скамейке, я думал о том, что начинаю понимать своего романтичного друга. Ведь если мне хватило пары часов, чтобы почувствовать влечение к девушке, то он, переписываясь с Лизой месяцами, имеет гораздо больше логичных оснований to be in love. Эх, Игорек, как же мне тебя не хватает! Уж ты бы точно нашел сейчас, что мне сказать. Подняв голову вверх и взглянув туда, где находились его окна, я замер от волнения. В комнате горел свет! У меня перехватило дыхание от счастья. Неужели так бывает? Ведь все было так плохо еще день назад. Но, по-моему, жизнь налаживается! Я просиял и ринулся к подъезду.

 

Читать далее