Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

Послесловие.

 

И возвращается ветер на круги свои. Что было,

                                                                        то и будет; и что делалось, то и будет делаться, 

                                          и нет ничего нового под солнцем.                        

                                                                                                                       Библия (Еккл. 1:6 – 9)

 

Я сидел в одиночестве на кухне Игоря, вдыхал сладкий яблочный дым, пил виски и задумчиво смотрел в окно. Там, на улице, сновали туда-сюда бесчисленные толпы людей. И у каждого из них была своя жизнь, своя история. Кто-то шел ссутулившись, размышляя о свалившихся на него проблемах, кто-то торопился по срочным делам, а кто-то встречался прямо у дверей торгового центра с любимым человеком. Но, пожалуй, всех их объединяло нечто общее: спеша куда-то, они имели какую-то цель, а значит, хотя бы примерное представление о том, что ожидает их в дальнейшем: проблемная неделя на работе, важная встреча, скандал с женой, а может, радостное известие. Одним словом, всеми ими что-то двигало, заставляя мчаться куда-то, не сбавляя темпа.

На их фоне я казался себе существом весьма странным. Я будто находился в другом измерении, а вокруг меня был абсолютный вакуум – серое пустое пространство, не заполненное ничем. Было жутко и легко одновременно. Жутко, потому что, выбрав не ту дорогу, я в буквальном смысле растерял все свои ценности. Ведь, встав на путь сомнительного компромисса с совестью, я перестал адекватно чувствовать и трезво мыслить. Мои глаза будто затянуло пеленой, и я уже не видел четких границ между белым и черным, между правдой и ложью, между добром и злом. Моя жизнь превратилась в длинный забег за мифическим призом. Но, как бы я ни старался, как бы ни наращивал темп, расстояние до финиша с каждым днем увеличивалось, выжимая меня всего до капли, но ничего не давая взамен. А легко было, оттого что я наконец-то сошел с этой дистанции и задышал свободно.

Сейчас моя жизнь представляла собой идеально чистый лист. У меня не было абсолютно ничего: ни любимого человека рядом, ни работы, ни крова над головой, а еще вчера у меня не было даже связи с моими друзьями. При этом меня ни на секунду не покидала мысль о том, что я получил по заслугам. Я заигрался, поставив на карту слишком многое. И в этой игре люди стали для меня разменными монетами, которые я без сожаления бросал на стол, самонадеянно решив, что фортуна дала мне такое право. Но в этой длинной, чрезмерно затянувшейся партии я наткнулся на матерого игрока, имя которому судьба. Наверно, каждый хоть раз в жизни попадает в подобные, заведомо проигрышные обстоятельства, но далеко не все могут вовремя распознать это.

Не смог понять этого и я. А мой противник, подобно лучшему мастеру картежных игр, уступал мне партию за партией, постепенно поднимая ставки и наблюдая за моей реакцией. Наверно, нужно было остановиться, здраво оценить ситуацию, подумать, но я, одурманенный  псевдоуспехами и ослепленный красотами и возможностями новой жизни, лишь наращивал темп. И в один момент ситуация вышла из-под контроля. Сам того не замечая, я переступил тот порог, после которой играешь не ты, а играют тебя. А мгновение спустя я уже выходил из этого «казино», оболваненный и лишенный всего, подобно вчистую проигравшемуся картежнику.

От осознания собственной никчемности и беспомощности стало тоскливо и страшно. Мир, окружавший меня, рухнул, и теперь мне нужно было начинать все с нуля. Но от этого становилось еще более жутко. Страх снова сделать что-то не так уже прочно укрепился в моей голове. Впрочем, это даже к лучшему. На ошибках учатся, и человек, который боится терять, будет вдвойне осторожен и не позволит себе разбазаривать свою жизнь по мелочам. Нужно лишь набраться сил и сделать первый шаг. Вот только откуда взять растраченной энергии и вдохновения? Как научиться снова доверять людям? К сожалению, на эти вопросы я пока не мог найти ответов.

Но, хотел я того или нет, жизнь продолжалась. А рядом со мной волей судьбы были убедительные примеры того, что отчаиваться нельзя, – два моих преданных друга. Ведь каждый из них пережил нечто подобное. Единственная разница была лишь в том, что они, в отличие от меня, действительно не заслуживали этого. И если они нашли в себе силы двигаться дальше, то смогу и я.

Я встал, налил себе еще одну порцию виски и посмотрел на часы. Игорь, так тепло встретивший меня после долгой разлуки, но вынужденный умчаться по каким-то делам, связанным с организацией своей выставки, должен был вскоре вернуться. Да и Сергей, узнавший о моем переезде к Игорю, пообещал обязательно заскочить сегодня вечером. Я безумно ждал этой встречи.

Из раздумий меня вывел звонок в дверь. На пороге стояли два моих друга. Увидев их, я почувствовал волнующую дрожь и бросился к ним с объятиями. В один миг все вернулось на круги своя, будто этих четырех месяцев нашей разлуки не было и в помине. А некоторое время спустя наша троица, как и прежде, сидела в просторной гостиной, без умолку болтая на разные темы.

Как оказалось, Николай Евгеньевич, отец Игоря, все же смог получить необходимые инвестиции и защитить свое дело от краха. Его бизнес постепенно возвращался в прежнее русло, и московская квартира была снята с продажи. Узнав эту новость, я ощутил чувство внутреннего удовлетворения, потому что справедливость все же восторжествовала. А что самое главное, благодаря этим жизненным передрягам мой друг вовремя смог понять, что находящаяся рядом с ним девушка не была той самой единственной. Но Игорь не был бы собой, если бы отчаялся и отказался от своих жизненных принципов после этого предательства. Безудержный по своей натуре оптимист, он даже в этой ужасной ситуации смог отыскать десятки плюсов и продолжал двигаться к намеченной цели. Удивительно, но он практически ни в чем не винил Лизу. Конечно, Игорь признавал, что она предала его, но все же, свято верующий в предназначение и судьбу, он считал, что так будет лучше для всех.

Сергей же, наоборот, после разрыва с Ольгой надолго ушел в себя. Не зная, как быть, он, подобно мне, с головой погрузился в работу, не оставляя ни минуты на жалость к самому себе. И спустя несколько месяцев он постепенно пришел в чувство, хотя даже сейчас было видно, что рубцы в его душе до конца не затянулись.

 За окном уже давно стемнело, но мы все не спешили расходиться. На столе стояла уже вторая бутылка «Джека», и наше состояние становилось все более расслабленным и раскрепощенным.

- Друзья, давайте выпьем. У меня есть тост, - Игорь поднял свой бокал и засиял. – Сегодня я после стольких месяцев стараний наконец-то получил приглашение на организацию выставки. Причем не где-то, а в очень известной галерее. Показ моих работ начнется в следующем месяце и продлится целых десять дней. Вы даже не представляете, что это значит для меня.

            - Круто, дружище! - обрадовался Сергей, осушая свой стакан. - Мы обязательно придем, чтобы поддержать тебя и в очередной раз полюбоваться твоими шедевральными снимками.

            - Это точно, братишка! - поддержал я. - Ты просто красавчик! Ведь, несмотря на трудности, ты все же смог добиться своего. Я искренне рад за тебя!

            - Слушай, Сокол, - неожиданно переключился Сергей, - а чем планируешь заниматься ты? Ведь, если я все правильно понимаю, то с завтрашнего дня ты безработный.

            -  Да, тут ты прав, - согласился я. - Пока вас не было, я как раз думал об этом. Вначале решил, что буду активно искать работу в различных компаниях, разошлю резюме везде, куда только возможно. Но потом понял, что это будет шагом назад. А еще я ужасно не хочу снова погрязнуть в бесконечной бюрократической волоките, присущей, наверно, всем крупным корпорациям.

- И что же ты в таком случае будешь делать? – чуть ли не хором спросили друзья, вопросительно глядя на меня.

- Вы только не смейтесь надо мной, - неуверенно начал я, - но, взвесив все «за» и «против», я остановился лишь на одном приемлемом для меня варианте, - я замолчал, а потом торжественно произнес:

 - Я решил открыть свой собственный бизнес. Небольшую фирму, которая будет заниматься оказанием услуг в сфере информационных технологий. Параллельно я хочу заниматься созданием различного софта. Вы даже не представляете, сколько у меня идей, которые я так и не успел осуществить в «Эликсе». Хотя это даже к лучшему. Зато я набрался определенного опыта по ведению бизнеса, регистрации патентов и всему, что может пригодиться мне как организатору и руководителю.

- Вот круто! - восторженно прошептал Сергей.

- Согласен, - кивнул я. - А самое главное, я действительно буду заниматься тем, чем считаю нужным, не заключая различного рода сделки с самим собой. Конечно, я понимаю, что на начальном этапе будет сложно, но это будет моя головная боль, мои трудности, решая которые, я буду получать истинное удовлетворение. Ведь кому, как не нам, детям предпринимателей, понимать, что в бизнесе не бывает успехов без риска, разумеется, риска взвешенного и оправданного. Поэтому первым делом я постараюсь все тщательно проанализировать и просчитать и лишь потом перейду к непосредственным действиям.

- Сокол, - внимательно выслушав меня, спросил Игорь, - все это, разумеется, великолепно, но вот только у меня в голове назрел один вопрос: а где ты возьмешь деньги на все это?

- Игорек, за время работы в «Эликсе» я неплохо заработал. Конечно, этих денег не так много, но их должно хватить на аренду небольшого помещения на некоторое время и покупку необходимого оборудования. Я не собираюсь раздувать штат и большее количество работы взвалю на свои плечи. Для начала мне понадобится всего пара толковых программистов и бухгалтер. А потом в случае необходимости оформлю кредит, ну, или подтяну отца в качестве инвестора. К сожалению, других вариантов у меня нет.

- Вообще-то есть, Сокол, - неожиданно перебил меня Сергей. Его глаза блестели. - У меня для тебя сразу две хорошие новости. Во-первых, одного сотрудника ты уже нашел, - он показал на себя. – Если ты, конечно, не сомневаешься в моей компетенции. А во-вторых, я хотел бы вступить с тобой в долю и стать соучредителем. 

- Что-то я снова не понял, - вклинился поднаторевший в делах отца Игорь, - откуда это у тебя взялись деньги? Ты выиграл в лотерею или богатый дядя из какой-то далекой процветающей страны упомянул тебя в своем наследстве?

- Если бы, - усмехнулся Сергей, - на самом деле все гораздо банальнее. Я ничего не говорил вам, но все это время я постоянно откладывал деньги на покупку квартиры. А в сложившейся ситуации считаю более разумным вложить эту сумму в дело. Так что скажешь, Макс, - он повернулся ко мне, - возьмешь меня в свой проект?

- Ты шутишь? Конечно, я безумно рад этому! Но только стоит ли тебе рисковать своей должностью ради пока что туманных перспектив? Понимаешь, мне-то абсолютно нечего терять, но вот про тебя такого не скажешь.

- Поверь, Сокол, мне настолько опротивела моя работа, что я готов ухватиться за любой шанс, - не раздумывая, ответил он. - А что самое главное, я наконец-то перестану регулярно видеть Ольгу. - Сергей тяжело вздохнул. – Ну, так что – мы договорились?

- Еще бы! - я был в восторге и протянул ему руку. - Поздравляю с вступлением в должность, компаньон! Игорек, а как ты? Раз уж закручиваются такие дела, может, и ты присоединишься к нашему тандему?

- Ну уж нет, - замахал он руками, - вы же знаете, я никогда до конца не был уверен, что информационные технологии – это мое. А вот сейчас я наконец нашел свою нишу. Ведь то, чем я занимаюсь в данный момент, действительно приносит мне неимоверное наслаждение. Плюс ко всему мой упорный труд и старания дали первый урожай. Скоро стартует моя выставка. А дальше - больше. Я очень боюсь, что если ослаблю хватку, то удача отвернется от меня. И поэтому вынужден дать вам отрицательный ответ, хотя искренне верю в ваш успех, друзья мои.

- Ну вот и порешили, - резюмировал я и поднял свой стакан. - За успех наших начинаний!

Мы дружно чокнулись, выпили, и на несколько мгновений каждый погрузился в свои мысли.

- Парни, - прервал я молчание, - всегда хотел сыграть с вами в одну игру, но никак не мог решиться. Пожалуй, теперь самое время.

Сергей и Игорь непонимающе уставились на меня.

- Друзья, ответьте мне всего на один вопрос, - попросил я. - Только для этого задействуйте все свое воображение.

-  Да без проблем! – последовал нетерпеливый ответ.

- Представьте на секунду, что вы могли бы вернуться в прошлое. И некто предложил бы вам огромную сумму денег, к примеру, несколько миллионов долларов, но за это вам нужно было бы отказаться всего от одного очень близкого человека, например, вашей второй половинки, которая, к слову, и так предала вас. Какое бы решение вы приняли? Только ответьте, пожалуйста, прямо и не кривите душой. Это очень важно для меня.

На некоторое время в комнате вновь воцарилась глубокая тишина, которую первым нарушил Игорь.

- Ты знаешь, Сокол, я бы ни за что не отказался от любимого человека ради зеленых бумажек, как бы много их ни предлагали. Мое отношение к деньгам всегда было спокойным, и я надеюсь, что таким и останется, - твердо заявил он.

- Ну, а что насчет тебя? - обратился я к Сергею. - Ведь ты всегда мечтал жить красиво.

- Честно говоря, вопрос действительно сложный. Особенно если учесть мою конкретную ситуацию. Ведь Ольга предпочла другого из-за моей материальной несостоятельности. Но все же я отвечу – нет.

- И почему же? – мне хотелось все понять до конца.

- Не так давно я услышал одну очень правильную фразу, которая заставила меня задуматься и частично пересмотреть свои взгляды, - уставившись куда-то в стену, словно сам с собой говорил Сергей. – Уровень счастья человека заложен в ДНК, и количество денег на него никак не влияет. Это особенно актуально, если учесть, что данная сумма не заработана, а просто свалилась на тебя с неба. Для меня деньги – это прежде всего инструмент для достижения цели, и если у тебя нет конкретной цели по применению этих миллионов, то гигантские суммы лишь добавят головную боль. А если в придачу ко всему ты нормальный человек, то должен понимать, что покупкой роскошных вещей ты никак не сможешь компенсировать ту утрату, на которую, по твоему условию, неминуемо придется пойти. Тогда какой же смысл?..

- Да уж, - взволнованно выдохнул я, - в который раз убеждаюсь, что мои друзья - достойные люди. Жаль, что того же не могу сказать о себе…

Я залпом осушил стакан, почувствовав сильное головокружение, и подавленно умолк. Выходит, из нас троих я единственный, кто поступился своими принципами, соблазнившись заманчивыми перспективами, кто бездумно разменял свою жизнь ради амбициозных мечтаний. Стало горько и противно. Хотелось вскочить и умчаться, лишь бы не чувствовать себя предателем. Но нет, этого позорного бегства я не мог себе позволить. Однажды я уже сделал нечто подобное, перечеркнув на время нашу дружбу, и ничем хорошим для меня это не кончилось. Я  вспомнил слова Игоря о том, что самое главное - не избежать ошибки, а сделать правильные выводы. Я их сделал. Более того, мне казалось, что я получил прививку от соблазнов на всю оставшуюся жизнь.

Чтобы поднять мое поникшее настроение, Сергей решил ободрить меня:

- Да ладно тебе, Макс, кто не грешен! Все мы совершаем ошибки, и у каждого своя судьба.

Серега даже не подозревал, что задел самую проникновенную струну моей памяти.

- Знаете, парни, я никогда не говорил вам: есть у меня с детства одно любимое стихотворение, которое стало – как бы это сказать поточнее? – моим талисманом или своего рода путеводителем, с которым я всегда подсознательно сверял свои поступки. И вот сейчас, Серый, ты невольно чуть ли не процитировал его, оправдывая меня. А я себе как раз именно этого и не могу простить – того, что притворился, будто чего-то не понимаю.

- И что за стихи? – заинтересовался Игорь.

- Да очень простые, почти детские стихи, - и, немного подумав, стоит ли читать их, все же рассказал:

Завидую я.
Этого секрета
не раскрывал я раньше никому.
Я знаю, что живет мальчишка где-то,
и очень я завидую ему.
Завидую тому,
как он дерется,-
я не был так бесхитростен и смел.
Завидую тому,
как он смеется,-
я так смеяться в детстве не умел.
Он вечно ходит в ссадинах и шишках,-
я был всегда причесанней, целей.
Все те места, что пропускал я в книжках,
он не пропустит.
Он и тут сильней.
Он будет честен жесткой прямотою,
злу не прощая за его добро,
и там, где я перо бросал:
"Не стоит!"-
он скажет:
"Стоит!"- и возьмет перо.
Он если не развяжет,
так разрубит,
где я ни развяжу,
ни разрублю.
Он, если уж полюбит,
не разлюбит,
а я и полюблю,
да разлюблю.
Я скрою зависть.
Буду улыбаться.
Я притворюсь, как будто я простак:
"Кому-то же ведь надо ошибаться,
кому-то же ведь надо жить не так".
Но сколько б ни внушал себе я это,
твердя:
"Судьба у каждого своя", -
мне не забыть, что есть мальчишка где-то,
что он добьется большего,
чем я.

И почти без паузы с грустью констатировал:                                                                                                      

- Короче, не получилось у меня быть похожим на этого мальчишку, а ведь всегда хотел… - я снова задумался обо всем, что произошло в моей жизни, и замолчал.

- Послушай, Сокол, - прервал мои мысли Игорь. – Я не спрашивал тебя в надежде, что ты сам нам все расскажешь, но, поскольку ты молчишь, я все же рискну. Ответь, а что произошло между тобой и Настей? Почему вы расстались? Мне всегда казалось, что в вашей паре царила любовь и взаимопонимание. Неужели отношения на расстоянии просто убили ваши чувства?

Я был абсолютно не готов к этому вопросу, но именно в этот вечер откровений мне захотелось излить душу, рассказать друзьям о том, что я так тщетно пытался забыть все эти месяцы.

- Честно говоря, парни, я и сам до конца не понимаю, что произошло с Настей и почему ее поведение и отношение ко мне изменилось. Все оказалось банально до жути. Она просто изменила мне, нашла другого, даже не удосужившись сообщить мне об этом. А я, как дурак, пытался достучаться до нее, пытался понять, что происходит с ней и нашими отношениями, изводил себя догадками. А потом случайно увидел на ее стене «В контакте» комментарий от незнакомого мне парня, зашел на его страницу, обнаружил довольно откровенные фото, и в один момент мой мир рухнул. Я был потрясен, потом просто в отчаянии, не зная, как быть, и не нашел ничего лучшего, как прекратить наши отношения. Мне невыносимы были ее ложь и лицемерие. Сейчас, спустя время, я бы поступил по-другому и нашел бы в себе силы высказать ей все в лицо и выслушать ее объяснения. Но тогда было слишком больно и обидно, и я просто разрубил этот узел лжи, подозрений и ревности.   

Я вновь замолчал. Впервые заговорив о своей боли, я точно выжал себя до капли.

- Постой, Сокол, а что это был за комментарий? - взволнованно спросил Сергей.

- Да я и не помню точно, - устало отмахнулся я. - Трогательное пожелание хорошей поездки или что-то в этом роде. Какое это сейчас имеет значение?!

- Черт возьми, ты кретин, Макс! - у Сергея просто перехватило дыхание.

- В каком смысле? – я непонимающе посмотрел на него.

- Да в таком! – выкрикнул он. – Я тоже видел это сообщение на ее стене и мне так же, как и тебе, стало любопытно, что за парень пишет девушке моего друга. И я так же, как и ты, перешел на его страницу и загрузил фото. Вот только у меня, в отличие от тебя, хватило ума просмотреть комментарии.

- Да что ты говоришь! - раздраженно перебил я. - Я тоже прочитал, но мне хватило первых двух сообщений, которые были практически идентичны по смыслу типа «отлично смотритесь». Я же не мазохист, чтобы получать удовольствие от подобного рода признаний!

- Бог мой! – снова воскликнул он. – Как же это все парадоксально и глупо!

- Да что ты имеешь в виду? – я уже начинал заводиться, не понимая претензий друга.

- А то, что если бы ты пролистал еще немного, то, как и я, понял бы, что это ее брат!

- Ее кто? – я не верил своим ушам. - Ее брат?!..

Мое сердце застучало где-то в голове, а перед глазами поплыли цветные круги. Ноги стали ватными, руки абсолютно не слушались, и только мозг работал с неимоверной силой. Было ощущение, что голова вот-вот взорвется.

Друзья умолкли, с тревогой и ожиданием глядя на меня. Немного придя в себя, я пересохшими губами с трудом выговорил:

- Ты уверен в этом?

- Абсолютно, - ответил Сергей. - Если хочешь, мы можем зайти на ее или его страницу, и ты сам во всем убедишься.

Но мне это все было не нужно. Я знал, что мой друг отвечает за свои слова. Сумбур в закипевшей голове постепенно уменьшался, возвращалась способность аналитически мыслить. А затем пришло очень четкое понимание причин сложившейся ситуации. Я вдруг ясно осознал, что все проблемы были искусственно раздуты мною. Взыграло оскорбленное самолюбие, подогретое альтернативой иных перспектив. И я, сам того не понимая, одурманенный заманчивым предложением Виктора Павловича, искал причины для расставания с Настей. Волей судьбы мне практически тут же  подвернулась такая возможность. Особо не разбираясь ни в чем, считая себя незаслуженно обиженным, я  просто воспользовался ею. Каким же ничтожеством я ощущал себя сейчас! Выходит, что Настя была абсолютно чиста передо мной, а я поступил как подлец, даже не дав ей возможности объясниться. Может быть, сейчас, обостренно чувствуя свою вину, я сгущал краски. Ведь тогда, не зная, что произошло на самом деле, я жутко переживал. Но в эти минуты мне казалось, что оправдания и прощения мне нет, что я вел себя как расчетливый эгоист.

Я вскочил и бросился к компьютеру, чтобы загрузить страницу своего старого почтового ящика, который не открывал с того рокового вечера. Мои руки дрожали, будто в лихорадочном припадке. Я постоянно промахивался, щелкая мышью, а потом несколько раз неправильно вводил свой пароль. Когда же страница наконец открылась, меня бросило в холодный пот. В списке входящих было больше сотни сообщений, и практически все они были от Насти. Десятки писем, в которых шли бок о бок мольба, непонимание, нежность, боль, злость, снова мольба, сменившаяся отчаянием. Я не знаю, сколько времени я провел у компьютера, вчитываясь вновь и вновь в каждую строчку  электронных посланий, но когда я все же пришел в себя, то ощутил на лице слезы. За спиной в волнении и тревоге стояли мои верные друзья.

Бог мой! Я совершил самую чудовищную в своей жизни ошибку. Ведь я не только поломал свою жизнь, но и нанес непоправимую рану самому дорогому человеку в своей жизни. Мне стало безумно жаль эту хрупкую девочку, ведь она так противилась тому, чтобы после пережитых потрясений и утрат в очередной раз пустить в свой мир еще одного человека. А я безжалостно предал ее, выкинув из своей жизни, не дав даже мало-мальских объяснений. Но она, брошенная и одураченная, все же упорно стучалась в закрытую дверь, день за днем в течение нескольких месяцев посылая все новые и новые сообщения. В одних она корила себя, в других яростно поливала меня оскорблениями, которые я, безусловно, заслуживал. Потом извинялась за написанное и рассказывала мне в «письмах до востребования» о том, какой пустой стала ее жизнь без меня. Видимо, эти  письма создавали иллюзию того, что я где-то рядом, что я, может, издалека, но все же слежу за ее жизнью. Но это было не так! Я ни разу даже не попытался зайти в почту. Последние сообщения были наполнены отчаянием. Она писала мне о том, что не видит смысла жить и уже никогда не сможет доверять людям. А потом послания прекратились. Я посмотрел на дату последнего письма и увидел, что оно было отправлено примерно полтора месяца назад. В ту же секунду меня охватил дикий страх. Что с ней? Как она сейчас? Это были вопросы без ответа.

Безотчетным движением я достал из кармана мобильный телефон и начал набирать сообщение: «Настя, прости меня! Я понимаю, что не имею права надеяться на твое понимание и прощение и заслуживаю самого худшего, но если ты найдешь в себе силы выслушать меня, то я постараюсь объяснить тебе все, рассказать, как виноват перед тобой и сколько непоправимых ошибок совершил. Это хотя бы избавит тебя от чувства вины и груза неопределенности. Если сможешь, дай мне такой шанс. И еще я хочу сказать, что очень люблю тебя. Ты должна знать, что навсегда останешься в моем сердце как самый чистый и светлый человек, которого мне довелось встретить. Еще раз прости! Максим». Я нажал на отправку и даже не стал дожидаться уведомления о доставке сообщения. В тот миг я не питал абсолютно никаких иллюзий, понимая, что шанс на то, что она ответит, равен нулю. Но все же я сделал то, что считал необходимым и правильным, ведь, получив это сообщение, если, конечно, она не сменила номер, она хотя бы поймет, что ни в чем не виновата.

Ничего не говоря друзьям, я вышел из комнаты и, чувствуя себя обессиленным, направился на балкон. Я распахнул сдвижные окна и сделал жадный, глубокий вдох. Холодный декабрьский воздух обжигал мои легкие. Но это было неважно.  Самым главным было то, что ко мне вернулись прежние ценности, все то, чем я дорожил и во что верил. Конечно, я не мог предугадать, каким будет мое дальнейшее существование, но одно знал точно: есть вокруг люди, ради которых стоит жить. И пусть сейчас я кажусь себе ужасным чудовищем, но именно теперь я осознаю смысл своего существования так отчетливо, как никогда ранее.

Внезапно чувство острой тошноты подкатило к горлу. Я оперся на перила балкона и непроизвольно наклонился вперед, чтобы предотвратить возможные последствия. Ледяной ветер хлестал по лицу, постепенно приводя меня в чувство. Вдруг сильный порыв толкнул меня, нога скользнула по гладкому кафелю, и я, теряя равновесие, судорожно взмахнул руками, пытаясь ухватиться хотя бы за что-нибудь. Но тщетно, обе ноги оторвались от пола, и я начал делать последний в своей жизни кувырок. За какие-то доли секунды десяток мыслей, смешанных воедино, промелькнули в моей голове. Почему-то было совсем не страшно, а лишь мучительно обидно, что я так и не узнаю, как там Настя. Но в тот же миг две пары крепких рук ухватили меня за ноги, затягивая обратно. Я, тяжело дыша, рухнул на кафель и, едва опомнившись, виновато и благодарно посмотрел на своих спасителей. Видимо, судьба все же решила дать мне шанс реабилитировать себя, еще одну возможность, которую теперь я точно не упущу. «Если бы всегда были рядом такие ангелы-хранители», - растроганно подумал я и услышал звук входящего смс…

 

Конец.